Новости

Комментарий адвоката ЮК Генезис Сергея Тимошенко на портале Право.ру

Сын унаследовал долю в бизнесе отца. Но остальные участники не пустили его в круг учредителей и решили отдать долю деньгами. А потом налоговая потребовала заплатить с этой суммы НДФЛ, решив, что это уже не наследство, а деньги от реализации актива. Три инстанции с этим согласились, а Верховный суд встал на сторону наследника. Коллегия пять месяцев рассматривала спор и четыре раза откладывала заседания. В итоге ВС изменил свою позицию 2014 года. Эксперты считают, что новый подход кардинально изменит судебную практику.

В 2017 году Дмитрий Лябах получил в наследство от отца долю в уставном капитале ООО «Виконт-Экспресс» в размере 33,33%. Но общее собрание общества не впустило сына в круг учредителей. Доля отошла «Виконт-Экспрессу», а наследнику возместили ее действительную стоимость — 63,4 млн руб. 

Доход или нет

Спустя два года, в 2019-м, налоговая инспекция № 18 по Самарской области направила Лябаху уведомление, что ему нужно заплатить 8,1 млн руб. НДФЛ, а еще почти 35 000 руб. пеней. Но Лябах не согласился. Он сослался на п. 18 ст. 217 НК («Доходы, не подлежащие налогообложению»). Норма гласит, что наследство, полученное в денежной и натуральной формах, не облагается налогом. 

Сначала налогоплательщик обратился в областную ФНС. Но там согласились, что в состав наследства входит именно доля в уставном капитале общества, а не ее стоимость. Тогда Лябах обжаловал требование налоговиков в суде.

Первая инстанция встала на сторону ИФНС. Ольга Коваленко, судья Самарского районного суда, решила, что решающее значение имеет согласие участников общества на переход доли. Учредители этого не одобрили, поэтому нельзя считать, что доход получен в порядке наследования. Поэтому и положения п. 18 ст. 217 НК в этом случае применять нельзя (дело № 2а-266/2020). Апелляция и кассация согласились с таким подходом. Лябах обжаловал эти выводы в Верховном суде.

Наследник доли не платит налог

Дело № 46-КАД21-1-К6 начала рассматривать «тройка» во главе с Владимиром Хаменковым, потом произошла замена судей и председательствующим стал Валентин Александров. Процесс не раз откладывали, всего по делу прошло пять заседаний. Представитель налоговой Сергей Суркин объяснял, что они считают саму долю в обществе объектом наследования, который освобождается от налогообложения. Но 63,4 млн руб. Лябах уже получил от реализации унаследованной доли. «П. 18 ст. 217 НК («Доходы, не подлежащие налогообложению») не распространяется на указанные деньги», — сказал Суркин. Адвокат наследника Светлана Гогитидзе подчеркнула, что не согласна с позицией ФНС, так как получение наследства и выплата действительной доли — одна операция (подробнее — ВС освободил наследника бизнеса от налогов).

Сначала налогоплательщик обратился в областную ФНС. Но там согласились, что в состав наследства входит именно доля в уставном капитале общества, а не ее стоимость. Тогда Лябах обжаловал требование налоговиков в суде.

Первая инстанция встала на сторону ИФНС. Ольга Коваленко, судья Самарского районного суда, решила, что решающее значение имеет согласие участников общества на переход доли. Учредители этого не одобрили, поэтому нельзя считать, что доход получен в порядке наследования. Поэтому и положения п. 18 ст. 217 НК в этом случае применять нельзя (дело № 2а-266/2020). Апелляция и кассация согласились с таким подходом. Лябах обжаловал эти выводы в Верховном суде.

Наследник доли не платит налог

Дело № 46-КАД21-1-К6 начала рассматривать «тройка» во главе с Владимиром Хаменковым, потом произошла замена судей и председательствующим стал Валентин Александров. Процесс не раз откладывали, всего по делу прошло пять заседаний. Представитель налоговой Сергей Суркин объяснял, что они считают саму долю в обществе объектом наследования, который освобождается от налогообложения. Но 63,4 млн руб. Лябах уже получил от реализации унаследованной доли. «П. 18 ст. 217 НК («Доходы, не подлежащие налогообложению») не распространяется на указанные деньги», — сказал Суркин. Адвокат наследника Светлана Гогитидзе подчеркнула, что не согласна с позицией ФНС, так как получение наследства и выплата действительной доли — одна операция (подробнее — ВС освободил наследника бизнеса от налогов).

Наследнику не нужно уплачивать налог в случае, когда он получает любой доход (как в денежной, так и в натуральной форме). «Тройка» отметила, что освобождается от уплаты НДФЛ и тот, кому выплачивают действительную стоимость доли. Так как это неразрывно связано с самим наследованием доли, обусловлено порядком процедуры и волей остальных участников. 

В итоге ВС отменил акты трех инстанций и принял новое решение. Коллегия признала незаконным требование ФНС об уплате налога на доходы физических лиц и пени.

Наш комментарий

Сергей Тимошенко, адвокат юридической компании «Генезис»:

– На практике действительно имел место некоторый дуализм правовых позиций. С одной стороны в Письме УФНС РФ по г. Москве от 05.09.2005 № 28-11/62865 «Об освобождении от уплаты налога на доходы физических лиц действительной стоимости доли в уставном капитале, перешедшей по наследству» прямо говорится о том, что сумма, выплаченная обществом физическому лицу – наследнику в размере действительной стоимости доли в уставном капитале общества, принадлежащей ему на основании свидетельства о праве на наследство, не подлежит обложению НДФЛ. Данная позиция воспроизведена и в Письме УФНС РФ по г. Москве от 12.03.2010 № 20-14/025851@. С другой стороны сам Верховный суд РФ внес сумятицу, выпустив Определение от 10 октября 2014 г. № 301-ЭС14-2972, в котором высказывалась противоположная точка зрения. И, как говорится, «пошла писать губерния!». После отмеченного Определения ВС РФ от 10.10.2014 г. налоговая служба оставила свои робкие попытки «по-своему» толковать положения налогового законодательства, прикинувшись Табаки из сказки про Маугли.  Руководствуясь Определением ВС РФ от 10 октября 2014 г. № 301-ЭС14-2972,  Минфин  России выпускает Письмо от 04.09.2018 № 03-04-06/63159 о неприменимости положений пункта 18 статьи 217 Налогового Кодекса РФ при получении наследником дохода в виде действительной стоимости доли, выплаченной ему обществом в соответствии с Федеральным законом «Об обществах с ограниченной ответственностью» в связи с отсутствием согласия участников общества на переход к нему доли в обществе. Судебные инстанции, в частности, Московский городской суд 16.05.2018 в апелляционном определении по делу № 33-19625/2018 и 06.07.2018 в апелляционном определении  по делу № 33-26185/2018 недвусмысленно высказался, что Налоговым Кодексом РФ выплата действительной стоимости доли при выходе из состава учредителей ООО не исключает обложение выплаченной физическому лицу действительной стоимости доли налогом на доходы физических лиц. Вслед за Московским городским судом Шестой кассационный суд общей юрисдикции (в г. Самара) в кассационном определении от 14.01.2020 № 88А-460/2020 указал, что доход наследника умершего участника общества в виде действительной стоимости доли, выплаченной ему обществом, в связи с отсутствием согласия участников общества на переход к нему доли в обществе, не является наследством. Источником выплаты действительной стоимости доли является общество, а не наследодатель, поэтому операция по выплате наследнику действительной стоимости доли в уставном капитале не подпадает под норму п. 18 ст. 217 НК РФ. Второй кассационный суд общей юрисдикции (в г. Москве) в кассационном определении от 14.05.2020 по делу № 88-10967/2020 точку зрения Шестого кассационного суда общей юрисдикции поддержал. 10.09.2020 г. Шестой кассационный суд общей юрисдикции в кассационном определении № 88А-18384/2020 вновь воспроизвел ранее озвученную им позицию. Административные истцы никак не могли смириться с таким положением дел и, обнажив Железный зуб (открыв нужную страницу Налогового кодекса РФ), бросили вызов «виновнику торжества» и сумели-таки установить, что «белое это белое», а «черное это черное». Остается надеяться на то, что здравый смысл больше не будет покидать высшую судебную инстанцию, и никакие бандерлоги этому не помешают (имеются ввиду поправки в налоговый кодекс).

Прочитать полную версию статьи на портале Право.ру

Аутсорсинг юридических услуг – ключевая практика юридической компании Генезис. Узнать больше