Новости

Комментарий управляющего партнера ЮК Генезис Артема Денисова в Адвокатской газете

15 ноября Верховный Суд вынес Определение № 307-ЭС19-23103 (2) по делу № А56-6326/2018 касательно требования финансовым управляющим сведений о наличии у детей банкрота имущества.

Суды посчитали, что финансовый управляющий не может получить всю информацию

В рамках дела о банкротстве Сергея Рассветова его финансовый управляющий обратился в АС г. Санкт-Петербурга и Ленинградской области с ходатайством об истребовании из Росреестра информации о наличии зарегистрированного в отношении должника, его супруги и детей недвижимого имущества и имущественных прав.

Первая инстанция удовлетворила заявление в части предоставления информации в отношении должника и его супруги, в остальной части в удовлетворении заявления отказано. Апелляция и кассация согласились с этим. Суды, ссылаясь на ст. 213.9 Закона о банкротстве и разъяснения, содержащиеся в п. 41 Постановления Пленума ВС РФ от 13 октября 2015 г. № 45, исходили из того, что сведения об имуществе детей не относятся к сведениям об имуществе должника, поскольку законом не предусмотрен режим общей совместной собственности родителей и детей. При этом они указали, что информация об отчуждении должником своего имущества в пользу детей может быть получена путем анализа иных документов должника, например выписки по банковскому счету или полученных из Росреестра сведений. При невозможности их получения финансовый управляющий вправе истребовать конкретные доказательства в рамках соответствующих обособленных споров, отметили суды.

В кассационной жалобе в Верховный Суд финансовый управляющий, ссылаясь на существенные нарушения судами норм права, просил отменить их решения в части отказа в удовлетворении заявления о предоставлении информации об имуществе и имущественных правах детей должника.

Верховный Суд указал на ошибки нижестоящих инстанций

Изучив материалы дела, Судебная коллегия по экономическим спорам ВС напомнила, что арбитражный управляющий в целях осуществления возложенных на него обязанностей осуществляет поиск, выявление и возврат имущества должника, находящегося у третьих лиц. Для этого он вправе запрашивать во внесудебном порядке у третьих лиц, а также у государственных органов и органов местного самоуправления сведения, необходимые для проведения процедур банкротства.

Суд отметил, что п. 9 ст. 213.9 Закона о банкротстве устанавливает обязанность несостоятельного гражданина по требованию финансового управляющего предоставлять ему любые сведения о составе своего имущества, месте нахождения этого имущества, составе своих обязательств, кредиторах и иные имеющие отношение к делу о банкротстве гражданина сведения. Подчеркивается, что при неисполнении требования финансовый управляющий вправе обратиться в арбитражный суд, рассматривающий дело о банкротстве, с ходатайством об истребовании доказательств у третьих лиц.

ВС обратил внимание, что целью положений п. 3 ст. 213.4, п. 6 ст. 213.5, п. 9 ст. 213.9, п. 2 ст. 213.13, п. 4 ст. 213.28, ст. 213.29 Закона о банкротстве в их системном толковании является обеспечение добросовестного сотрудничества должника с судом, финансовым управляющим и кредиторами, а также недопущение сокрытия должником каких-либо обстоятельств, которые могут отрицательно повлиять на возможность максимально полного удовлетворения требований кредиторов, затруднить разрешение судом вопросов, возникающих при рассмотрении дела о банкротстве, или иным образом воспрепятствовать рассмотрению дела.

«Поиск активов должника становится затруднительным, когда имущество для вида оформляется гражданином на иное лицо, с которым у должника имеются доверительные отношения. В такой ситуации лицо, которому формально принадлежит имущество, является его мнимым собственником (п. 1 ст. 170 ГК РФ), в то время как действительный собственник – должник – получает возможность владения, пользования и распоряжения имуществом без угрозы обращения на него взыскания по долгам со стороны кредиторов», – отмечено в определении. ВС разъяснил: чем выше степень доверия между должником и третьим лицом, тем больше вероятность осуществления последним функций мнимого собственника. Также на выбор мнимого собственника в существенной степени влияет имущественная зависимость третьего лица от должника.

Верховный Суд принял во внимание то, что в рассматриваемом случае финансовый управляющий просил у суда содействия в получении информации об имуществе, принадлежащем детям должника, ссылаясь в том числе на вероятность сокрытия имущества, подлежащего включению в конкурсную массу, путем его передачи в пользу детей.

Он отметил, что по общему правилу у несовершеннолетних детей отсутствуют собственные источники дохода и возможность в связи с этим самостоятельно приобретать какое-либо имущество. В соответствии со ст. 26 ГК у несовершеннолетних детей имеется право на совершение сделок только с письменного согласия их законных представителей, напомнил ВС. При этом он уточнил, что дети старше 18 лет, обучающиеся по очной форме по основным образовательным программам в организациях, осуществляющих образовательную деятельность, до окончания ими такого обучения, но не дольше чем до достижения ими возраста 23 лет также могут находиться в имущественной зависимости от своих родителей (абз. 10 ст. 2 Закона о государственном пенсионном обеспечении).

Таким образом, Суд пришел к выводу, что дети являются той категорией лиц, которая может быть использована должником для вывода имущества посредством создания фигуры мнимого держателя активов. В связи с этим он указал, что требования арбитражных управляющих о предоставлении сведений об имуществе, принадлежащем детям должника, подлежат удовлетворению при наличии даже минимальных подозрений в фиктивном оформлении на них имущества несостоятельного родителя.

ВС пояснил, что предложенный нижестоящими инстанциями способ получения информации о принадлежащем детям имуществе путем анализа иных документов должника влечет затягивание процедуры банкротства, недостижение положительного результата и невозможность в связи с этим выявления и оспаривания сделок с целью возврата имущества в конкурсную массу. Разрешая вопрос о предоставлении информации об имуществе, принадлежащем несовершеннолетним и (или) не имеющим собственного источника дохода детям, судам следует принимать во внимание указанные факторы и конкретные обстоятельства обособленного спора, заключила Экономколлегия.

Таким образом, Верховный Суд отменил принятые по спору судебные акты в обжалуемой части и направил спор на новое рассмотрение в суд первой инстанции. При новом рассмотрении спора суду следует учесть изложенное и установить все существенные для его разрешения обстоятельства, выяснив в том числе целесообразность предоставления истребуемой информации в отношении детей за период, выходящий за пределы сроков исковой давности для оспаривания сделок, уточнил Суд.

Наш комментарий

Артем Денисов, управляющий партнер юридической компании «Генезис»:

Управляющий партнер юридической компании «Генезис» Артем Денисов заметил, что в настоящее время в судебной практике банкротных производств намечается достаточно устойчивый тренд к проверке имущественного положения ближайших родственников банкрота. Имеют место прецеденты, что если банкротом является гражданин РФ, получивший гражданство относительно недавно, а основные родственники проживают за рубежом (как правило граждане бывших союзных республик), то суды обязывают финансовых управляющих предпринимать меры к проверке имущественного положения таких родственников, а кредиторы достаточно успешно “наказывают” такого управляющего за бездействие.

Артем Денисов напомнил, что в недавней практике уже прошла череда судебных прецедентов по возможности истребования сведений арбитражным управляющим из органов ЗАГСа. «Полагаю, далее полномочия и “глубина проверки” будут расширяться. Так что возможностей злоупотреблять у должника становится все меньше. Тем не менее данная ситуация, как и любая другая, без тонкой настройки может привести к правовому перекосу, в котором суды будут повально истребовать имущество у родственников, в случае когда те не смогут подтвердить его происхождение», – выразил опасение эксперт.

Прочитать полную версию статьи в Адвокатской газете

Аутсорсинг юридических услуг – ключевая практика юридической компании Генезис. Узнать больше