Аналитика законодательства

Комментарий управляющего партнера ЮК Генезис Артема Денисова в газете КоммерсантЪ

С заявлениями в суд по интеллектуальным правам военный прокурор Центрального военного округа обратился в августе прошлого года. Всего надзорный орган направил к ПАО «Мотовилихинские заводы» шесть исковых заявлений. Все они касаются оспаривания регистрации за ответчиком патентов на полезные модели. Как следует из информации с сайта суда, речь идет о полезных моделях, которые были созданы в ходе опытно-конструкторских работ при создании межвидового артиллерийского комплекса «Коалиция-СВ» калибром 152 мм. Головным разработчиком системы было нижегородское АО ЦНИИ «Буревестник».

«Коалиция-СВ» (2С35) — самоходная артиллерийская система, которая в перспективе должна заменить САУ «Мста-С», предназначена для уничтожения тактических ядерных средств, артиллерийских и минометных батарей, танков и другой бронированной техники, противотанковых средств, живой силы, средств ПВО и ПРО, пунктов управления противника. Полные тактико-технические характеристики изделия засекречены. Согласно открытым источникам, «Коалиция-СВ» оснащена 152-миллиметровым орудием с дальностью стрельбы до 80 км. Разработка артус­тановки началась в 2006 году. По данным министерства обороны, войсковые испытания системы должны были завершиться в прошлом году. Весной 2020 года сообщалось, что предсерийная партия из десяти установок поступила в войска Западного военного округа. Серийное производство системы разворачивается на АО «Уралтрансмаш».

В 2011 году между ЦНИИ «Буревестник» и «дочкой» «Мотовилихинских заводов» — ЗАО «Специальное конструкторское бюро» был заключен договор на выполнение опытно-конструкторских работ в рамках контракта по разработке «Коалиции-СВ», в том числе ее колесного варианта. Как следует из уже вынесенных судебных решений, пермское КБ разработало ряд полезных моделей. В частности, речь идет об изобретении «Способ вывешивания на боевой позиции самоходного артиллерийского орудия», а также о полезных моделях «Система вывешивания самоходного артиллерийского орудия» и «Устройство для стопорения ствола самоходной артиллерийской установки в походном положении».

В решениях суда говорится, что в 2012–2013 годах патентообладателем на эти разработки стало ПАО «Мотовилихинские заводы». В итоге военная прокуратура пришла к выводу, что патенты на изобретение и полезные модели должны быть зарегистрированы за Российской Федерацией, и обратилась в суд по интеллектуальным правам. Так, надзорный орган указывал, что, по договору между минобороны и «Буревестником», результаты ОКР, полученные головным исполнителем, являются федеральной собственностью. При этом потенциальными правообладателями могут быть только заказчик и головной исполнитель опытно-конструкторской работы.

Отметим, что сейчас «Мотовилихинские заводы» находятся в процедуре конкурсного производства. Спорные патенты включены в конкурсную массу военного дивизиона ПАО. Общая балансовая стоимость нематериальных активов должника оценивается в 257,388 млн руб.

ПАО «Мотовилихинские заводы» с требованиями надзорного органа не согласилось. По данным ответчика, компания направила в адрес ЦНИИ «Буревестник» уведомление о создании результата интеллектуальной деятельности, но ответа не получила. Таким образом, право на получение патента перешло СКБ, которое отказалось от него в пользу дочерней компании.

Но суд с такой позицией не согласился. Как следует из решения, «Буревестник» должен был включить в контракт с СКБ пункт о том, что патент может получить только Российская Федерация и головной исполнитель. Напротив, в него было включено условие, которое позволило стать патентообладателем организации, создавшей «охраноспособный результат». В итоге пермское предприятие оформило патенты незаконно. Кроме того, суд отметил, что технические решения по госконтракту были созданы за счет федерального бюджета. Это обстоятельство исключает возникновение права на решения у ответчика.

Наш комментарий

Артем Денисов, управляющий партнер юридической компании «Генезис»:

Позиция суда обоснованна. в решениях учтено, что заказчик по госконтракту в лице минобороны вообще не был уведомлен о результатах интеллектуальной деятельности. Также суд учел и положения постановления правительства, что права на результаты научно-исследовательских, опытно-конструкторских и технологических работ, полученные за счет федерального бюджета, принадлежат РФ. Любой объект интеллектуальной собственности имеет денежную оценку, а в случае банкротства его обладателя допускается его продажа с торгов. Коммерческая ценность во владении патентами на изобретения, промышленные образцы, безусловно, есть, вопрос в том, как правильно этим распорядиться. Но здесь все-таки идет речь о разработках военного назначения, оборот которых в России ограничен.

Прочитать полную версию статьи в газеты КоммерсантЪ