Судебная практика

Орджоникидзевский районный суд удовлетворил в полном объеме иск инвалида-колясочника Александра Мокина к заведению Gallery club о взыскании компенсации морального вреда в размере 100 тыс. руб.

Орджоникидзевский районный суд удовлетворил в полном объеме иск инвалида-колясочника Александра Мокина к заведению Gallery club о взыскании компенсации морального вреда в размере 100 тыс. руб. 

Напомним, екатеринбуржец Александр Мокин из-за травмы, полученной 2 года назад, вынужден передвигаться на коляске. В конце апреля он решил отпраздновать свое 27-летие в ближайшем от дома кафе. Предварительно забронировав столик, он сообщил менеджеру заведения о своей инвалидности. На что представитель кафе ответил, что никаких проблем с этим нет. Однако, когда Александр приехал в кафе, охрана не пустила его, сообщив, что молодой человек не прошел фейс-контроль. Представитель администрации уточнила, что недопуск в заведение связан с тем, что своим видом Александр может смутить других посетителей. 

После того, как эта история попала в СМИ, а в ситуацию вмешался губернатор и омбудсмен Татьяна Мерзлякова, администрация Gallery club принесла письменные извинения Александру Мокину. Позднее заведение закрылось в связи с банкротством. 

Разъяснение:

Логично, что с общечеловеческой точки зрения, поступок представителей заведения носил нетолерантный и даже дискриминационный характер. Но для анализа данного судебного решения с точки зрения юридической науки, необходимо обратиться к сложившейся судебной практике.

Ранее, в 2009 году, уже сложился судебный прецедент, по которому с иском в суд обратился гражданин, не прошедший фейс-контроль. В своем иске гражданин требовал от клуба публичных извинений и компенсацию морального вреда.  

В свою очередь известно, что директором данного клуба были утверждены правила поведения в заведении. В соответствии с правилами, в клуб не пускаются лица в состоянии алкогольного опьянения. Также в клубе запрещается нарушать общественный порядок, провоцировать конфликты. За невыполнение правил поведения посетитель может быть удален из клуба и в дальнейшем в посещении ему будет отказано. 

Для начала обратимся к Гражданскому кодексу РФ. В п. 1 ст. 426 закона дается определение понятия «публичный договор». Это – договор, заключенный коммерческой организацией и устанавливающий ее обязанности по выполнению работ или оказанию услуг. Также в законе говорится, что коммерческая организация не вправе оказывать предпочтение одному лицу перед другим в отношении заключения публичного договора, кроме случаев, предусмотренных законом и иными правовыми актами. 

В данном случае суд признал, что договор оказания развлекательных услуг и услуг по общественному питанию является публичным, то есть развлекательное заведение обязано оказать такие услуги каждому обратившемуся.  

С другой стороны, поскольку в рассматриваемом случае гражданин является потребителем услуг, оказываемых ответчиком, то данные правоотношения подлежат регулированию в том числе ФЗ “О защите прав потребителей”. Согласно этому закону, существуют правила оказания услуг общественного питания, по которым заведение вправе самостоятельно устанавливать в местах оказания услуг правила поведения для потребителей, не противоречащие законодательству РФ. 

Из системного толкования положений о публичном договоре следует, что гражданину, обратившемуся в организацию сферы услуг общественного питания с предложением заключить с публичный договор, может быть отказано по основаниям, предусмотренным внутренними правилами поведения. 

Утвержденные директором данного заведения правила поведения в развлекательном клубе являются локальным правовым актом и предусматривают определенные случаи, при которых клуб вправе отказать гражданину в заключении публичного договора оказания услуг. В соответствии с п. 3 правил поведения данного клуба, в заведение не допускаются лица в состоянии алкогольного, наркотического, токсического опьянения. 

В результате суд установил, что в ночь, когда мужчина не прошел фейс-контроль, истец фактически обратился к юридическому лицу для заключения договора оказания услуг, в чем ему было отказано, поскольку он находился в состоянии опьянения. Факт нахождения истца в помещении клуба в состоянии опьянения подтверждается материалами служебной проверки, а также показаниями свидетелей. Таким образом, сотрудники клуба правомерно отказали истцу в посещении развлекательного клуба. 

В итоге суд пришел к выводу о недоказанности истцом обстоятельств, изложенных в иске, а именно факта причинения ему нравственных страданий противоправными действиями ответчика и причинно-следственной связи между действиями ответчика и причиненным истцу моральным вредом. Иск о компенсации морального вреда был оставлен без удовлетворения. 

Из данного судебного прецедента следует, что между посетителем и общественным заведением заключается договор, согласно которому одна сторона (клуб, развлекательное заведение) предоставляет определенные условия для отдыха, а другая сторона (посетитель) оплачивает право находиться в клубе. 

Кроме этого, у сторон возникает еще ряд прав и обязанностей. Посетитель не имеет права причинять вред имуществу клуба, находиться в клубе в состоянии алкогольного или наркотического опьянения и т.п. Данные условия определяют сами заведения путем утверждения правил, которые должны находиться на всеобщем обозрении для всех возможных потребителей услуги (например, у входа). 

Следовательно, учитывая публичный характер договора, можно говорить о том, что законным отказ будет лишь в том случае, если он обоснован условиями договора. В противном случае такой отказ нельзя считать правомерным. 

Но в случае с Александром Мокиным и действиями Gallery club одних положений правил поведения для потребителей недостаточно. Ведь дискриминация по состоянию здоровья, а также расовым и религиозным признакам недопустима.

close


Приятно познакомиться

Если Вы желаете быть в курсе новостей законодательства и судебной практики от ЮК Генезис, не забудьте подписаться

Мы не спамим! Прочтите нашу политику конфиденциальности, чтобы узнать больше.