Новости

Анализ некоторых разъяснений раздела «Юридические лица» Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 23.06.2015 N 25 “О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации”

Абзац 2 п.22 «Юридическое лицо не вправе в отношениях с лицом, добросовестно полагавшимся на данные ЕГРЮЛ, ссылаться на данные, не включенные в указанный реестр, а также на недостоверность данных, содержащихся в нем………………»

Артем Денисов, Управляющий партнер ЮК “Генезис”:

– “Ранее Постановлением Пленума ВАС РФ от 16.05.2014 N 28 “О некоторых вопросах, связанных с оспариванием крупных сделок и сделок с заинтересованностью” указывало, что судам необходимо учитывать, что полномочия соответственно единоличного исполнительного органа, члена коллегиального органа, а также управляющего возникают по общему правилу с момента принятия решения (если более поздний момент не предусмотрен самим решением). При этом заключение сделки от имени общества лицом, которое значится в едином государственном реестре юридических лиц в качестве единоличного исполнительного органа общества, имеет юридическую силу для общества………………..Добросовестность контрагента в указанной норме означает, что он не знал и не должен был знать о недостоверности данных реестра”.

Таким образом, положения указанного пункта несколько интерпретируют ранее сложившийся подход в судебной практике. Как и ранее, все сводиться к доказыванию знания контрагентом по сделки обстоятельств недостоверности сведений ЕГРЮЛ.

Абзац 8 п.22 Ссылка в договоре, заключенном от имени организации, на то, что лицо, заключающее сделку, действует на основании устава данного юридического лица, должна оцениваться судом с учетом конкретных обстоятельств заключения договора и в совокупности с другими доказательствами по делу. Такое доказательство, как и любое другое, не может иметь для суда заранее установленной силы и свидетельствовать о том, что другая сторона сделки знала или заведомо должна была знать об указанных ограничениях.

Артем Денисов:

– “Ранее судебная практика шла разными путями, признавая наличие в договоре условия об указании в шапке «действующего на основании Устава» достаточным основанием для того, что бы полагать, что сторона в сделке знала его положения.

Постановление Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 09.03.2011 N 17АП-1220/2011-ГК по делу N А71-9590/2010 внесло коррективы в судебную практику, в частности указав « Принимая во внимание презумпцию добросовестности участников гражданских правоотношений, суд считает, что указание в преамбуле договора на то, что генеральный директор ООО “Р.” действует в соответствии с Уставом, в первую очередь направлены на подтверждение перед контрагентом добросовестности действий генерального директора данного юридического лица, подписавшего договор.

Тот факт, что генеральный директор ответчика, зная об имеющихся ограничениях, не предупредил о них контрагента по сделке, свидетельствуют о направленности воли стороны на совершение сделки с превышением полномочий исполнительного органа и не может являться безусловным доказательством того, что истец знал или заведомо должен был знать об указанных ограничениях.

В данной ситуации ООО “У.” вправе было предполагать добросовестность действий контрагента. Законом не установлена обязанность контрагентов сделки изучать уставные документы друг друга при заключении договоров.

Таким образом, генеральный директор общества “Р.”, заключая спорный договор, действовал недобросовестно, зная об ограничениях, установленных учредительными документами общества, а истец, в свою очередь, не проявил необходимой степени заботливости и осмотрительности, которая от него требовалась в соответствии с п. 3 ст. 10 ГК РФ.»

П. 25. Применяя положения статьи 53.1 ГК РФ об ответственности лица, уполномоченного выступать от имени юридического лица, членов коллегиальных органов юридического лица и лиц, определяющих действия юридического лица, следует принимать во внимание, что негативные последствия, наступившие для юридического лица в период времени, когда в состав органов юридического лица входило названное лицо, сами по себе не свидетельствуют о недобросовестности и (или) неразумности его действий (бездействия), так как возможность возникновения таких последствий связана с риском предпринимательской и (или) иной экономической деятельности.

Артем Денисов:

– “Разумность и добросовестность действий руководителя является оценочной категорией и устанавливается судом каждый раз при рассмотрении конкретного дела.

Ранее 30 июля 2014 года ВАС РФ принял Постановление N 62 “О некоторых вопросах возмещения убытков лицами, входящими в состав органов юридического лица”, где дал толкование понятиям недобросовестности и неразумности. Так, согласно п. п. 2 и 3 этого Постановления действие (бездействие) директора признается недобросовестным, если он:

– действовал при наличии конфликта интересов;

– скрывал информацию о совершенной им сделке от участников юридического лица либо предоставлял участникам юридического лица недостоверную информацию в отношении соответствующей сделки;

– совершил сделку без требующегося в силу законодательства или устава одобрения соответствующих органов юридического лица;

– после прекращения своих полномочий удерживает и уклоняется от передачи юридическому лицу документов, касающихся обстоятельств, повлекших неблагоприятные последствия для юридического лица;

– знал или должен был знать о том, что его действия (бездействие) на момент их совершения не отвечали интересам юридического лица, совершил сделку (голосовал за ее одобрение) на заведомо невыгодных для юридического лица условиях или с заведомо неспособным исполнить обязательство лицом (“фирмой-однодневкой” и т.п.).

Под сделкой на невыгодных условиях понимается сделка, цена и (или) иные условия которой существенно в худшую сторону отличаются от тех, на которых в сравнимых обстоятельствах совершаются аналогичные сделки.

Например, если предоставление, полученное по сделке юридическим лицом, в два или более раза ниже стоимости предоставления, совершенного юридическим лицом в пользу контрагента. Невыгодность сделки определяется на момент ее совершения; если же невыгодность сделки обнаружилась впоследствии по причине нарушения возникших из нее обязательств, то директор отвечает за соответствующие убытки, если будет доказано, что сделка изначально заключалась с целью ее неисполнения либо ненадлежащего исполнения.

Директор освобождается от ответственности, если докажет, что заключенная им сделка хотя и была сама по себе невыгодной, но являлась частью взаимосвязанных сделок, объединенных общей хозяйственной целью, в результате которых предполагалось получение выгоды юридическим лицом. Он также освобождается от ответственности, если докажет, что невыгодная сделка заключена для предотвращения еще большего ущерба интересам юридического лица.

Действие (бездействие) директора признается неразумным, если он:

– принял решение без учета известной ему информации, имеющей значение в данной ситуации;

– до принятия решения не предпринял действий, направленных на получение необходимой и достаточной для его принятия информации, которые обычны для деловой практики при сходных обстоятельствах;

– совершил сделку без соблюдения обычно требующихся или принятых в данном юридическом лице внутренних процедур для совершения аналогичных сделок.

Следует подчеркнуть, что критерии добросовестности и разумности российские суды применяют как к действиям, так и к бездействию директоров”.

П. 29. Согласно подпункту 5 пункта 3 статьи 61 ГК РФ юридическое лицо может быть ликвидировано по иску учредителя (участника) юридического лица в случае невозможности достижения целей, ради которых оно создано, в том числе если осуществление деятельности юридического лица становится невозможным или существенно затрудняется.

Например, судом может быть удовлетворено такое требование, если иные учредители (участники) юридического лица уклоняются от участия в нем, делая невозможным принятие решений в связи с отсутствием кворума, в результате чего становится невозможным достижение целей, ради которых создано юридическое лицо, в том числе если осуществление деятельности юридического лица становится невозможным или существенно затрудняется, в частности ввиду длительной невозможности сформировать органы юридического лица.

Артем Денисов:

– “Примером может служить Решение Арбитражного суда Свердловской области от 12.07.2015 по делу N А60-18198/2015 который сформировал позицию следующим образом «…В то же время нельзя не отметить, что прекращение решением общего собрания участников общества полномочий единоличного исполнительного органа юридического лица без избрания нового единоличного исполнительного органа создало ситуацию ненормальную для юридического лица как субъекта гражданского оборота, поскольку юридическое лицо (в данном случае общество с ограниченной ответственностью) в силу своего фикционного характера не может существовать без собственной телесной сущности, необходимой для приобретения гражданских прав и принятия на себя гражданских обязанностей, которую представляет собой, прежде всего, лицо, исполняющее обязанности единоличного исполнительного органа юридического лица.

Из материалов дела видно, что участники ООО “С.” длительное время не могут решить вопрос об избрании единоличного исполнительного органа общества по причине требуемого для решения этого вопроса в соответствии с уставом единогласия и его фактического отсутствия. Так, не состоялись общие собрания участников по этому вопросу, назначенные на 12.02.2015, 17.02.2015, 10.03.2015, 16.04.2015, 15.05.2015, не было принято данное решение на состоявшемся общем собрании участников общества 26.03.2015.

Имеющийся в обществе “С.” корпоративный конфликт между двумя его участниками, отягощенный согласованными в уставе положениями о необходимом единогласии голосов для избрания директора общества, не позволяющий произвести такое избрание, поскольку участники взаимно блокируют принятие положительного решения по этому вопросу, является патовой ситуацией для корпоративного юридического лица как опосредованной формы коллективного ведения бизнеса (deadlock).

Суд отмечает, что в таком случае юридическое лицо может быть ликвидировано по решению суда по иску учредителя (участника) юридического лица, поскольку осуществление деятельности юридического лица становится невозможным или существенно затрудняется.»

Кроме того, как отмечал Верховный Суд Российской Федерации от 8 октября 2014 г. N 306-ЭС14-14 по делу N А06-2044/2013 «нужно отметить что когда уровень недоверия между участниками общества достигает критической, с их точки зрения, отметки, при этом позиция ни одного из них не является заведомо неправомерной, целесообразно рассмотреть вопрос о возможности продолжения корпоративных отношений, результатом чего может стать принятие участниками решения о ликвидации общества либо принятие одним из участников решения о выходе из него с соответствующими правовыми последствиями, предусмотренными Федеральным законом “Об обществах с ограниченной ответственностью” и учредительными документами общества.»

п. 34. Участник корпорации обязан участвовать в принятии корпоративных решений, без которых корпорация не может продолжать свою деятельность в соответствии с законом, если его участие необходимо для принятия этих решений (пункт 4 статьи 65.2 ГК). К таким решениям, в частности, относятся решения о назначении единоличного исполнительного органа или членов совета директоров, а также о внесении изменений в устав, если они требуются в соответствии с законом и без их внесения корпорация не сможет продолжать свою деятельность.

Артем Денисов:

– “Подобной позиции судебная система придерживалась и ранее. В п. 17 Постановления Пленума Верховного Суда РФ N 90, Пленума ВАС РФ N 14 от 09.12.1999.

Систематическое уклонение участника ООО от участия в общих собраниях является основанием для его исключения из общества при наличии следующих обстоятельств:

– участник (его представитель) не участвует в собрании без уважительных причин;

– порядок созыва общего собрания, в том числе порядок уведомления участника о проведении собрания, соблюдается;

– установлено, что именно неявка на собрание участника привела к невозможности принятия решения;

– уклонение от участия в собрании причиняет значительный вред обществу и (или) делает его деятельность невозможной либо существенно ее затрудняет.


Однако практика учитывает некоторые нюансы, в частности неучастие в одном из общих собраний участников общества по вопросам, требующим единогласного решения, не может являться основанием для исключения участника из общества.

В судебной практике возникает вопрос о том, в каких случаях участник ООО может быть исключен из общества за голосование определенным образом по вопросам повестки дня на общем собрании.

Необходимо отметить, что ранее в судебной практике существовала позиция, согласно которой участник ООО не может быть исключен из общества по причине того, что он голосует определенным образом на общем собрании. Эта позиция отражена в следующих судебных решениях: Определение ВАС РФ от 30.05.2012 N ВАС-4840/12 по делу N А33-7667/2011;Постановление ФАС Волго-Вятского округа от 27.04.2012 по делу N А11-6916/2011; Постановление ФАС Волго-Вятского округа от 02.11.2010 по делу N А43-42816/2009; Постановление ФАС Волго-Вятского округа от 02.07.2009 по делу N А29-9645/2008; Постановление ФАС Дальневосточного округа от 03.04.2012 N Ф03-955/2012 по делу N А51-6541/2011;Постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 31.07.2007 N Ф04-4835/2007(36394-А67-16) по делу N А67-6222/2006;Постановление ФАС Московского округа от 04.03.2008 N КГ-А40/901-08-1,2 по делу N А40-12777/07-81-95; ПостановлениеФАС Северо-Кавказского округа от 20.09.2010 по делу N А63-18706/2009; Постановление ФАС Северо-Кавказского округа от 10.09.2010 по делу N А63-18705/2009; Постановление ФАС Северо-Кавказского округа от 28.08.2007 N Ф08-5194/2007 по делу N А53-15067/2006-С4-50; Постановление ФАС Уральского округа от 29.04.2010 N Ф09-3026/10-С4 по делу N А71-8729/2009; Постановление ФАС Уральского округа от 03.03.2009 N Ф09-885/09-С4 по делу N А47-1760/2008-191ГК;Постановление ФАС Уральского округа от 28.01.2009 N Ф09-10666/08-С4 по делу N А50-5757/2008-Г21; ПостановлениеФАС Центрального округа от 12.12.2011 по делу N А62-1110/2011; Постановление ФАС Центрального округа от 25.11.2008 по делу N А68-9598/07-331/2-101/3-08).

Систематическое голосование одного из участников общества “против” по вопросам повестки дня общего собрания, если оно препятствует принятию решений по вопросам, входящим в исключительную компетенцию общего собрания, и приводит к блокированию производственной деятельности общества, может являться основанием для постановки вопроса об исключении участника из общества”.

П.37. Согласно пункту 7 статьи 67.2 ГК РФ стороны корпоративного договора не вправе ссылаться на его недействительность в связи с его противоречием положениям устава хозяйственного общества. В этом случае сторона корпоративного договора не утрачивает право на предъявление к другой стороне требований, основанных на таком договоре.

Артем Денисов:

– “Императивная норма ст. 52 ГК РФ предусматривает, что юридические лица, за исключением хозяйственных товариществ, действуют на основании уставов, которые утверждаются их учредителями, подлежат государственной регистрации и имеют общеобязательный характер для всех участников и третьих лиц. В отличие от устава в соответствии с п. 5 ст. 67.2 корпоративный договор не создает обязанностей для лиц, не участвующих в нем в качестве сторон. Вместе с тем при наличии противоречия между корпоративным договором, носящим диспозитивный характер, и уставом, регулируемым императивной нормой, договор будет являться действительным. Налицо дисбаланс в сторону частноправовой составляющей.

Корпоративный договор не должен содержать положения, противоречащие уставу хозяйственного общества. Однако возникновение таких противоречий не влечет недействительности данного договора, что снижает значение устава как учредительного документа”.

Юридическая компания “Генезис”

close


Приятно познакомиться

Если Вы желаете быть в курсе новостей законодательства и судебной практики от ЮК Генезис, не забудьте подписаться

Мы не спамим! Прочтите нашу политику конфиденциальности, чтобы узнать больше.