Новости

ОФБУ под судом

Споры между Юниаструм-банком и пайщиками его 78 фондов, которые по решению совета директоров были закрыты в 2010 году, не утихают уже несколько лет. Сразу несколько частных инвесторов подали к кредитной организации иски (их суммы варьируются от 200 тыс. до 5 млн. рублей) в Тверской районный суд Москвы — о взыскании убытков, причиненных банком как управляющим злополучными фондами. Инвесторы же винили управляющего в том, что не удалось реализовать многократно перезаложенные с «плечом» облигации российских эмитентов, преобладавшие в портфелях ОФБУ. Пайщики заваливали суды исками, устраивали пикеты, жаловались во всевозможные инстанции. Но все тщетно — фонды работу не возобновили. Инвесторов не устроил объем средств, возвращенных им при расторжении договоров доверительного управления.

По итогам кризиса 2008–2009 годов инвесторы, вложившие деньги в различные ОФБУ Юниаструм-банка, потеряли более 90% своих средств, или, по подсчетам экспертов, более 1 млрд. рублей. Активы ОФБУ банка за один день упали с 1,66 млрд. до 507,1 млн. рублей. После расторжения договоров в 2010–2011 годах граждане начали судиться.

И вот накануне произошел решающий поворот в этом деле. Девятый арбитражный апелляционный суд вынес решение в пользу пайщиков по делу против Юниаструм-банка. Суд напомнил, что бремя доказывания правомерности действий доверительного управляющего лежит на самом управляющем. Согласно ст. 1022 Гражданского кодекса (ГК), управляющий освобождается от ответственности за причиненные убытки только в двух случаях: если они произошли вследствие обстоятельств непреодолимой силы или же из-за действий учредителя управления. Пункт общих условий ОФБУ Юниаструм-банка о том, что управляющий не несет ответственности за убытки в связи с рыночными, страновыми, кредитными, процентными, техническими, правовыми и другими существенными рисками, суд счел противоречащим этой статье ГК. Более того, по мнению суда, экономический кризис не относится к обстоятельствам непреодолимой силы и «не освобождает участников гражданских правоотношений от ответственности за неисполнение их обязательств». Грубым нарушением закона и договора суд счел непредоставление письменных отчетов клиентам, посчитав, что при их своевременной передаче учредители управления могли расторгнуть договор до сентября 2008 года. Кроме того, вопреки требованиям ст. 1018 ГК и приказа ФСФР от 3 апреля 2007 года «О порядке осуществления деятельности по управлению ценными бумагами», деньги учредителя не обособлялись банком на отдельном банковском счете, а ценные бумаги — на отдельном счете депо.

Разбирательства с контролирующими органами по поводу ОФБУ – не новость для Юниаструм-банка.

Еще в 2008 году ФСФР приостанавливала действие лицензии на осуществление деятельности по управлению ОФБУ у Юниаструм-банка.

В 2011 году ФАС завершила расследование дела о недобросовестной конкуренции на рынке ОФБУ в отношении Юниаструм-банка. Как установила служба, Юниаструм-банк вводил в заблуждение потенциальных инвесторов и учредителей ОФБУ, размещая на сайте и в информационных материалах информацию о стратегиях инвестирования и целях их применения, а также инвестиционные декларации ОФБУ семейства «Премьер». Суть нарушения состояла в расхождениях между заявленной инвестдекларацией и реальной инвестстратегией, использовавшейся ОФБУ. Речь идет об инвестициях в период 2008–2010 годов. Впрочем, несмотря на установленный факт нарушения, тогда санкции к банку не последовали. Как сообщила ФАС, банк устранил нарушение, в связи с чем ведомство не выдало банку предписание.

Участникам экспертного пула Bankir.Ru было предложено ответить на вопросы: «Не повлечет ли за собой решение суда в пользу пайщиков Юниаструм-банка волны аналогичных решений в разбирательствах между банками и физлицами, что может неблаготворно сказаться на имидже и финансовых показателях кредитных организаций? Насколько юридически обоснованным может быть пересмотр судом условий договора в пользу пайщиков, вкладчиков, инвесторов?».

Комментирует Артем Денисов, управляющий партнер Юридической компании “Генезис”:

– На самом деле в данном случае нет ничего важнее нюансов в виде формулировок договора доверительного управления. Договор – это сделка, следовательно может быть поставлено под сомнение любое из её условий. Договоры доверительного управления не пишутся “под копирку”. Каждый из них уникален, а исполнение сторонами договора всегда сопровождается различными нюансами, поэтому говорить о том, что случай является прецендентным, я бы не стал. Кроме того, если говорить об обстоятельствах дела, то во-первых – данное определение – это определение апелляционной инстанции, следовательно может быть обжаловано выше, и во вторых формулировка “экономический кризис не относится к обстоятельствам непреодолимой силы” не вполне соответствует международной судебной практике, так как подобное состояние рыночных отношений при рассмотрений дел в международнвх судебных инстанция признается форс-мажором, а следовательно данное решение, если устоит в юрисдикции РФ, вполне может быть предметом судебного разбирательства на международном уровне.

Bankir.ru

close


Приятно познакомиться

Если Вы желаете быть в курсе новостей законодательства и судебной практики от ЮК Генезис, не забудьте подписаться

Мы не спамим! Прочтите нашу политику конфиденциальности, чтобы узнать больше.