Новости

Равенство сторон процесса не является универсальным принципом судопроизводства и может использоваться лишь при рассмотрении спора между равными субъектами. Являются ли равными субъектами работодатель и работник?

Артем Денисов, управляющий партнер юридической компании “Генезис”:

С указанной концепцией в работе можно согласиться, но возникнут про- блемы, в частности на примере распределение бремени доказывания по делам о восстановлении на работе. Приняв указанные изменения, работо- датель не смог бы защитить себя даже от самых безосновательных исков.

В соответствии с частью 1 статьи 56 Гражданского процессуального ко- декса РФ каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основания своих требований и возражений, если иное не предусмотрено федеральным законом. Из указанного правила можно сделать вывод о том, что бремя доказывания известных обстоятельств ле- жит на том, кто утверждает, что ему принадлежит материальное право, а не на том, кто это право отрицает.

Предъявляя иск о признании незаконным расторжение по инициативе работодателя трудового договора и о восстановлении на работе, работник оспаривает само право работодателя расторгнуть в сложившихся обстоя- тельствах трудовой договор в одностороннем порядке. Поскольку работ- ник, предъявляя подобный иск, ничего, кроме обстоятельств заключения с ним трудового договора и его прекращения, не утверждает, а только отри- цает наличие у работодателя названного права, постольку именно работо- датель должен доказать обстоятельства, из которых он выводит свое пра- во в одностороннем порядке расторгнуть с работником трудовой договор, т.е. наличие предусмотренного законом основания увольнения (обстоя- тельств, с возникновением которых закон связывает право работодателя в одностороннем порядке расторгнуть договор) и соблюдение установлен- ного порядка увольнения (обстоятельств, подтверждающих осуществле- ние данного права в соответствии с законом).

Действительно, если бы закон не предоставлял работодателю права в одностороннем порядке расторгать трудовой договор с работником по основаниям, закрепленным в статье 81 Трудового кодекса РФ, а устанав- ливал, что в подобных случаях трудовой договор мог бы быть расторгнут только по решению суда, то очевидно, что именно работодатель в силу ча- сти 1 статьи 56 Гражданского процессуального кодекса РФ доказывал бы и наличие предусмотренного законом основания увольнения, и соблюде- ние установленного порядка увольнения. Бремя доказывания названных обстоятельств возлагалось бы на работодателя уже только потому, что из указанных обстоятельств работодатель выводит свое право на растор- жение трудового договора по своей инициативе, и именно помощи в осу- ществлении этого права добивается у суда истец. Бесспорно также и то, что работник, отрицающий право работодателя расторгнуть трудовой до- говор между ними, не должен доказывать своего отрицания.

Что же принципиально меняется, когда действующий закон предостав- ляет работодателю право в одностороннем порядке по своей инициативе в ряде случаев расторгать трудовой договор с работником? Теперь уже не работодатель ищет защиты своих прав в суде, а работник; стороны поме- нялись местами. Между тем распределение бремени доказывания между сторонами осуществляется, исходя из содержания позиций, занимаемых сторонами в процессе, а не из того, на чьей позиции — истца или ответчика — они находятся. Как в рассмотренном нами выше гипотетическом случае, так и в условиях действующего законодательства ни содержание позиции работника, ни содержание позиции работодателя не изменились: работ- ник отрицает наличие у работодателя права расторгнуть трудовой договор между ними, работодатель утверждает о наличии у него названного пра- ва. Иными словами, и в том и в ином случае объект судебного познания — существо гражданского дела — остается неизменным. Следовательно, и распределение бремени доказывания между сторонами в данном случае должно осуществляться одинаково. Поскольку в рассмотренном нами ги- потетическом случае предложенное Верховным Судом Российской Феде- рации распределение бремени доказывания по делам о восстановлении на работе лица, трудовой договор с которым расторгнут по инициативе рабо- тодателя, очевидно, является единственно правильным, постольку такое распределение бремени доказывания в отношении анализируемого случая должно осуществляться и в условиях действующего законодательства.

Исходя из приведенных соображений, я полагаю, что указание Верхов- ным Судом Российской Федерации на такое распределение бремени до- казывания по указанной категории дел находится в полном соответствии с положением, закрепленным в части 1 статьи 56 Гражданского процес- суального кодекса РФ. Следовательно, рассмотренное решение Верхов- ного Суда Российской Федерации в полной мере объясняется структурой и логикой доказывания, в общем виде закрепленной для всех категорий гражданских дел в части 1 статьи 56 Гражданского процессуального ко- декса РФ.

Необходимо заметить, что в конечном счете закрепление тех или иных правил распределения бремени доказывания осуществляется, исходя из их целесообразности. В то же время существуют и пределы такого подхода, поставленные прежде всего особенностями логики и структуры процесса судебного познания. Я признаю, что в некоторой степени анализируемый подход к распределению бремени доказывания, избранный Верховным Судом Российской Федерации, может быть объяснен необходимостью за- щиты прав работника как экономически и организационно зависимой от работодателя стороны в трудовом правоотношении, ведь работник при расторжении трудового договора с ним по инициативе работодателя на- ходится в заранее более невыгодном по отношению к работодателю по- ложении: большинство доказательств находится у работодателя, возмож- ности собирания доказательств также могут быть ограничены (в том числе и самим работодателем).

Однако такое объяснение, по моему мнению, не охватывает всех аспектов рассматриваемого явления, а значит, не может быть при- нято.

ак, как уже указывалось, работник при предъявлении иска о признании увольнения незаконным и о восстановлении на работе должен доказать сам факт заключения с ним трудового договора. Однако в случае, напри- мер, когда трудовые отношения между работником и работодателем воз- никли на основании фактического допущения работника к работе с ведома или по поручению работодателя (часть 3 статьи 16 Трудового кодекса РФ), а работодатель впоследствии не предпринял действий по надлежащему оформлению трудового договора (часть 2 статьи 67 названного Кодекса), работнику очень сложно доказать обстоятельства возникновения трудовых отношений. Поэтому, исходя из критикуемого подхода, необходимо было бы освободить работника от бремени доказывания этого обстоятельства.

Однако на это Верховный Суд Российской Федерации не пошел, что мож- но объяснить только одним: возложение доказательства отсутствия рас- сматриваемого обстоятельства на работодателя привело бы к тому, что работодатель не смог бы защитить себя даже от самых безосновательных исков.

Критикуемый подход, кроме того, что он не охватывает всех аспектов рассматриваемого явления, предлагает встать правоприменителям на зыбкую почву фактических презумпций. Я же полагаю, что для такого ра- дикального предложения нет оснований, так как действующее процессу- альное законодательство в полной мере обеспечивает защиту прав работ- ников путем справедливого и целесообразного распределения бремени доказывания по делам о восстановлении на работе лиц, трудовой договор с которыми расторгнут по инициативе работодателя.

Таким образом, распределение бремени доказывания по делам о вос- становлении на работе лица, трудовой договор с которым расторгнут по инициативе работодателя, не может быть объяснено тем, что работник яв- ляется экономически и организационно зависимой от работодателя сто- роной в трудовом правоотношении. Напротив, распределение бремени доказывания по рассмотренной категории споров является следствием общего для всех категорий гражданских дел правила, закрепленного в ча- сти 1 статьи 56 Гражданского процессуального кодекса РФ.

Приведенный подход в полной мере может быть использован и для объ- яснения распределения бремени доказывания по делам об оспаривании решений, действий (бездействия) органов государственной власти, орга- нов местного самоуправления, должностных лиц, государственных и му- ниципальных служащих (часть 1 статьи 249 Гражданского процессуально- го кодекса РФ, часть 3 статьи 189 Арбитражного процессуального кодекса РФ). Не повторяя высказанных выше аргументов, с учетом проводимой экстраполяции отметим только наиболее важные моменты, обусловлен- ные логикой доказывания по такой категории дел.

Журнал “Трудовое право” (март 2014 года)

 
close


Приятно познакомиться

Если Вы желаете быть в курсе новостей законодательства и судебной практики от ЮК Генезис, не забудьте подписаться

Мы не спамим! Прочтите нашу политику конфиденциальности, чтобы узнать больше.