Личный кабинет



В каких случаях суд может отказать во взыскании судебных расходов с участника процесса?

Верховный Суд вынес Определение № 309-ЭС18-12370 по спору о взыскании судебных расходов с истца, в чью пользу ранее суд частично взыскал убытки с ответчиков.

Попытка взыскать судебные расходы с истца, чей иск был удовлетворен частично

Участник ООО «Фирма “Мебель”» Любовь Ларионова обратилась в суд с иском ко второму участнику общества Татьяне Богомоловой и его бывшему директору Павлу Чернышеву о взыскании убытков на сумму в 62 млн руб. По мнению истца, ответчики совместно совершили сделки, из-за которых фирма реализовала свою недвижимость без равноценного встречного предоставления.

Арбитражный суд отказал в удовлетворении иска, но апелляция изменила его решение, удовлетворив требования истца частично и взыскав с ответчиком в пользу общества свыше 25 млн руб. Вторая инстанция сочла, что совершенные Чернышевым и при помощи Богомоловой сделки от имени общества были взаимосвязаны, противоречили интересам ООО и имели единую цель – вывод основного актива из общества. Апелляционный суд добавил, что продажа недвижимости общества и выход из состава участников другого хозобщества, в уставный капитал которого ранее было передано такое имущество, были экономически нецелесообразны и необоснованны. Окружной суд поддержал постановление второй инстанции.

Впоследствии Павел Чернышев обратился в суд с заявлением о взыскании солидарно с общества и Любови Ларионовой судебных расходов в размере 150 тыс. руб. Арбитражный суд снизил сумму взыскания до 114 тыс. руб., согласившись с тем, что судебные расходы подлежат отнесению на Ларионову как на лицо, предъявившее иск. При определении размера судебных издержек суд исходил из принципов пропорциональности их распределения, разумности и обоснованности.

В дальнейшем апелляция отменила определение суда и отказала в удовлетворении требований Павла Чернышева. Вторая инстанция сочла, что при рассмотрении иска Любови Ларионовой по существу был установлен факт причинения вреда ее фирме, так как имущество последней было отчуждено по заниженной цене, вследствие чего общество понесло убытки. Апелляционный суд отметил, что в рассматриваемом деле размер убытков невозможно определить с разумной достоверностью, и заключил что отсутствуют основания для взыскания с истца судебных расходов в пользу ответчика по принципу пропорциональности.

Тем не менее окружной суд отменил постановление апелляции и оставил в силе решение первой инстанции. Кассация указала на отсутствие оснований для отказа во взыскании судебных расходов, поскольку требования носили денежный характер, а судебные издержки распределяются пропорционально удовлетворенным требованиям. Суд округа подчеркнул, что в рассматриваемом деле не применимы разъяснения, изложенные в п. 21 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 21 января 2016 г. № 1, и добавил, что наличие вины Чернышева не установлено в невозможности определения размера убытков.

ВС согласился с отказом во взыскании судебных издержек

В кассационной жалобе в Верховный Суд Любовь Ларионова просила отменить судебные акты первой и третьей инстанций, а также оставить в силе постановление апелляции.

После изучения материалов дела № А34-3532/2015 Судебная коллегия по экономическим спорам ВС РФ со ссылкой на ряд разъяснений высших судебных инстанций напомнила, что участник общества, обращаясь в суд с иском в порядке ст. 53.1 ГК РФ о взыскании убытков с лица, входившего в состав органа управления, является представителем этого юрлица, в том числе на стадии исполнения судебного решения, и действует в интересах последнего. По такой категории споров возмещение судебных расходов производится по правилам, установленным ст. 110 АПК РФ, согласно которой в случае, если иск удовлетворен частично, судебные расходы относятся на лиц, участвующих в деле, пропорционально размеру удовлетворенных исковых требований. Это правило наделяет ответчика правом требовать взыскания с истца судебных расходов при частичном удовлетворении его требований.

«Применительно к распределению судебных расходов критерий правомерности или неправомерности заявленного истцом требования связан с оценкой судом надлежащего (или ненадлежащего) исполнения сторонами своих гражданско-правовых обязательств, которая происходит в ходе рассмотрения спора по существу. По общему правилу в спорах о взыскании убытков подлежат доказыванию следующие элементы состава гражданского правонарушения: факт правонарушения, причинно-следственная связь между правонарушением и убытками, виновность причинителя вреда, обоснованность размера взыскиваемых убытков. При этом в удовлетворении требования о возмещении убытков не может быть отказано только на том основании, что их точный размер невозможно установить», – отметил ВС в своем определении.

Со ссылкой на абз. 2 п. 12 Постановления Пленума ВС РФ от 23 июня 2015 г. № 25 Суд отметил, что в этом случае размер подлежащих возмещению убытков определяется судом с учетом всех обстоятельств дела исходя из принципов справедливости и соразмерности ответственности допущенному нарушению. В рассматриваемом деле апелляционный суд, впоследствии поддержанный окружным, фактически полностью удовлетворил требования участника о взыскании с ответчиков в пользу общества убытков, хотя по-иному рассчитал их размер. Однако такой расчет был основан на том факте, что точно размер убытков установить невозможно, поэтому суд определял их размер на основании судебного усмотрения.

«При таких обстоятельствах возложение на Любовь Ларионову судебных расходов как применение меры ответственности за необоснованное вовлечение ответчика в судебный процесс в данном случае не может быть признано справедливым и отвечающим смыслу правового регулирования вопроса о взыскании судебных расходов. Учитывая, что обращение истца с исковыми требованиями было правомерным, суд признал доказанным наличие всей совокупности элементов состава гражданско-правовой ответственности, влекущей взыскание убытков с ответчика, при рассмотрении спора судами было установлено недобросовестное и неразумное поведение ответчиков по отношению к имуществу общества, а также принимая во внимание общеправовой принцип недопустимости злоупотребления лицами имеющимися у них правами (п. 1 ст. 10 ГК РФ), заявление ответчика о возмещении его судебных расходов на оплату услуг представителя в связи с частичным удовлетворением исковых требований не подлежало удовлетворению в силу п. 2 ст. 10 ГК РФ как основанное на злоупотреблении правом», – отмечено в определении ВС.

Как пояснил Суд, участник, обратившийся с требованием, в последующем не лишен права обратиться к обществу, в защиту интересов которого был предъявлен иск, с требованием о компенсации расходов на действия, осуществленные в защиту его интересов (в том числе понесенных судебных расходов), если докажет, что совершение таких действий было продиктовано интересами общества и понесенные расходы не превышали разумный размер. Таким образом, Верховный Суд отменил судебные акты первой и кассационной инстанций, оставив в силе постановление апелляции.

Эксперты «АГ» прокомментировали выводы Суда

Наш комментарий

Артем Денисов, управляющий партнер Юридической компании "Генезис"

Управляющий партнер юридической компании «Генезис» Артем Денисов пояснил, что существование института судебных расходов призвано выполнять превентивную (предупредительную) функцию, связанную с предотвращением случаев необоснованного обращения в суд, побуждением обязанного лица добровольно и своевременно исполнить принятые на себя обязательства, урегулировать заинтересованными лицами свой спор в соответствии с действующим законодательством без привлечения к его разрешению суда.

«Поэтому ВС еще раз напомнил судам, что при разрешении конкретных дел следует иметь в виду цели, преследуемые законодателем при установлении нормативно-правового регулирования института судебных расходов, поскольку в большей мере размер возмещения судебных расходов (как государству, так и участникам процесса) даже в части возложения обязанности по уплате государственной пошлины определяется судом исходя из множества критериев, оцениваемых им по своему внутреннему убеждению. Определение разумности, необходимости и обоснованности, а также связанности с рассмотрением дела в суде других судебных расходов также полностью ложится на плечи судов», – отметил эксперт. По его мнению, основная мысль, которую пытается донести Верховный Суд, сводится к тому, что судебные расходы, прежде всего, – это мера ответственности за необоснованное вовлечение в судебный процесс, и лишь после доказательства этого применяются расчеты и пропорции.

Юрист юридической фирмы «Арбитраж.ру» Игорь Вершинин пояснил, что по общему правилу в случае частичного удовлетворения исковых требований судебные расходы распределяются пропорционально. «Исключения из данного правила перечислены в п. 21 Постановления Пленума ВС РФ от 21 января 2016 г. № 1, при этом основания считать его сформированным по принципу numerus clauses отсутствуют. Более того, в рассматриваемом деле Верховный Суд фактически расширил основания, при которых можно отступить от принципа пропорционального распределения судебных расходов», – полагает он.

Между тем эксперт отметил, что не следует ждать широкого применения данной правовой позиции к случаям частичного удовлетворения исковых требований, и для этого есть несколько причин. «Во-первых, суду каждый раз придется осуществить достаточно тонкое разграничение ситуаций, когда истцу было отказано в удовлетворении части требований в связи с их заведомой необоснованностью или в связи с невыполнением истцом обязанности по доказыванию части своих убытков, и случаев, когда суд реализовал свои дискреционные полномочия и на основе судебного усмотрения произвел расчет размера убытков, которые невозможно точно установить. Очевидно, что реализация первого сценария не должна освобождать истца от возмещения пропорциональной доли судебных расходов ответчика. Истец, заявляя требования в завышенном размере, в силу ст. 9 АПК РФ несет риск наступления последствий совершения им процессуальных действий. В рассматриваемом случае он заключается в отнесении на истца судебных расходов пропорционально размеру необоснованно заявленных требований», – пояснил Игорь Вершинин.

Во-вторых, по его мнению, значимость аргументации ВС РФ для других споров умаляет тот факт, что заявление ответчика о возмещении судебных расходов на оплату услуг представителя в связи с частичным удовлетворением исковых требований было отклонено, в том числе на основании ст. 10 ГК РФ: «Поэтому не ясно, в какой степени аргументы о невозможности точно установить размер убытков и реализации судом своих дискреционных полномочий повлияли на окончательное решение Судебной коллегии».

В-третьих, здесь можно увидеть проявление специфики корпоративных споров, в частности исков в защиту интересов корпорации. Как пояснил Игорь Вершинин, в корпоративных отношениях наиболее полно проявляется проблема информационной асимметрии и недостатка доказательств со стороны миноритариев. «Обычно, заявляя иск, истец должен соотнести его размер со своими имущественными потерями. Однако участник действует как представитель общества и не является лицом, которое непосредственно потерпело убытки. В связи с этим у него возникают известные трудности с определением размера убытков, а завышенные требования не преследуют цель личного обогащения, поскольку требования удовлетворяются в пользу корпорации. Поэтому подход коллегии выглядит обоснованным, по меньшей мере, для указанной категорий споров со схожими фактическими обстоятельствами», – полагает Игорь Вершинин.

Он добавил, что ratio decidedi определения ВС заключается в следующем: если размер заявленных требований объективно не может быть точно оценен на основании представленных доказательств, которые обычно являются достаточными (т.е. истец выполнил свою обязанность по доказыванию), а их размер определяется усмотрением суда, то правило о пропорциональном распределении расходов не подлежит применению.

Адвокат, руководитель практики налоговых споров АК «Бородин и Партнеры» Алексей Пауль отметил выводы ВС РФ о том, что в отношении споров о взыскании убытков с директора, инициированных участниками обществ, существует особый порядок распределения судебных расходов. «По общему правилу судебные расходы распределяются пропорционально удовлетворенным требованиям. Однако понимание того, когда требование считается удовлетворенным и в каком размере, оказалось неопределенным. Некоторые нижестоящие суды ориентировались при решении этого вопроса на сумму взысканных убытков. Однако ВС РФ скорректировал такой подход. Он обратил внимание на особенности взыскания убытков, на их определение на основании судебного усмотрения в случае невозможности точного определения их размера. И, как результат, был сделан вывод о том, что несмотря на лишь частичное удовлетворение требований в денежном выражении, фактически требование было удовлетворено полностью. В связи с этим отсутствовали основания для взыскания судебных расходов в полном объеме с ответчика», – пояснил он.

По мнению эксперта, такой подход может быть применен не только в корпоративных спорах, касающихся взыскания убытков с исполнительных органов, причинивших убытки, но и во всех иных случаях взыскания убытков. «С учетом этого следует обращать внимание на причины, по которым подобные иски оказались удовлетворенными частично. Если это связано исключительно с невозможностью точного расчета убытков, то для целей взыскания судебных расходов такие требования будут считаться удовлетворенными в полном объеме», – убежден Алексей Пауль. 

Адвокатская газета

22.07.2020

<< Назад к списку новостей

© Юридическая компания ГЕНЕЗИС 2009 г.
Дизайн сайта: Вера Мехонцева и Александр Самарин

620026 г. Екатеринбург, ул. Бажова, д. 193, офис 700
620075 г.Екатеринбург ул.Мамина Сибиряка, д.101, 8 этаж (БЦ "Манхэттен")

 тел.:+7 (343) 317-29-49, 382-85-86, 345-65-68

115088 г. Москва ул.1ая Дубровская 13 "а" стр.1

тел.:+7 (495) 142-75-45

Электронный адрес: