Личный кабинет



Что такое неосознанный плагиат и можно ли с помощью этого довода защититься от претензий правообладателя товарного знака?

Владелец прав на мультсериал «Свинка Пеппа» обвинил одного из крупнейших российских производителей игрушек в незаконном использовании образа героини. Сумма иска рекордная, но с начала года в России по схожим делам прошло уже несколько тысяч судов

В конце сентября британская компания Entertainment One Uk подала иск к одному из крупнейших российских производителей игрушек «Симбат» на 32,9 млн руб. Правообладатель популярного анимационного персонажа Свинки Пеппы считает, что в конструкторах «Симбата» ее образ используется и как персонаж, и как товарный знак, а лицензию на такое использование производитель не приобретал.

В 2018 году конструктор, включающий в себя злополучную фигурку, продавался на маркетплейсе «Беру», совместном предприятии Сбербанка и «Яндекса» («Яндекс.Маркет» привлечен к делу в качестве третьего лица). В споре вокруг свинки обращает на себя внимание размер иска. «Сумма достаточно большая и для индустрии детства, и для детских товаров, и для такой категории споров. За последнее время это крупнейший иск», — отмечает Роман Лукьянов, гендиректор юридической компании Semenov & Pevzner, которая представляет интересы британцев в суде. Эта сумма — четырехкратная стоимость реализованного конструктора, объясняет он. Цифру компания вычислила, исходя из указанных на сайте «Симбата» данных о числе проданных и оставшихся на сайте упаковок.

Что ты за зверь?

«В статье 1252 ГК «Защита исключительных прав» определена вилка взыскания от 10 тыс. до 5 млн руб. Истец может требовать либо двукратный размер стоимости произведений, который был установлен путем контрольной закупки, либо двукратный размер стоимости использования произведений. Итоговую конкретную сумму компенсации устанавливает суд», — рассуждает Андрей Саунин, адвокат, партнер международного центра защиты прав Globallaw. В случае с «Симбатом» иск предъявлен сразу по двум объектам, персонажу и товарному знаку, поэтому и сумма четырехкратная. «Товарный знак — по сути тот же персонаж, только нарисованный на коробке», — поясняет Лукьянов.

18 октября иск рассмотрит Арбитражный суд Москвы. Спор производителя и правообладателя будет строиться на исследовании самого образа. Схож ли товарный знак до степени смешения или не схож? Оригинальный это персонаж или нет? Semenov & Pevzner заказала исследование ВЦИОМа, и более половины из 1500 опрошенных социологами сказали, что на коробке с конструктором изображена Пеппа.

«Это вопросы, которые суд может самостоятельно оценить без экспертизы, руководствуясь восприятием среднестатистического потребителя. Теоретически, если суд сочтет, что экспертиза нужна, он может ее назначить», — поясняет Лукьянов. Тем не менее, по его словам, ответчик будет пытаться доказать обратное. В «Симбате» на запрос РБК не ответили.

До поросячьего иска

«Это резонансная для рынка история. «Симбат» не какой-то классический пират — это одна из крупнейших компаний на российском рынке», — отмечает Лукьянов. Для производителя такой иск несет помимо финансовых еще и репутационные потери, считает он. По данным СПАРК «Интерфакса», выручка компании за 2018 год составила 6,6 млрд руб., чистая прибыль — 62 млн руб. Судя по информации, размещенной на сайте «Симбата», компания работает с лицензиями на персонажей таких популярных мультфильмов, как My Little Pony, «Маша и Медведь», «Фиксики», «Смешарики», ленты «Союзмультфильма», — всего 70 лицензий.

По мнению большинства юристов, с которым побеседовал РБК, спор, скорее всего, будет разрешен в пользу правообладателя, однако сумма 33 млн может быть существенно снижена. В пункте 13 информационного письма президиума Высшего арбитражного суда № 22 от 3.12.2007 «Обзор практики рассмотрения арбитражными судами дел, связанных с применением законодательства об интеллектуальной собственности» говорится, что вопрос о сходстве до степени смешения может быть разрешен судом с позиции рядового потребителя и специальных знаний не требует», — утверждает Дарья Кружалова, юрист по вопросам защиты интеллектуальной собственности. По ее мнению, сходство фигурки с Пеппой довольно очевидно. «Определенно можно утверждать, что оспариваемый товар с изображением свинки никак нельзя принять, например, за Хрюшу из «Спокойной ночи, малыши», хотя цветовая палитра и схожа до степени смешения», — иронизирует Кружалова.

Наш комментарий

Артем Денисов, управляющий партнер юридической компании "Генезис":

Если бы речь шла о менее популярном персонаже, ответчик мог бы построить защиту на так называемом неосознанном плагиате, считает Артем Денисов, управляющий партнер юридической компании «Генезис». «Но утверждать, что ответчик вообще не знал о существовании Свинки Пеппы, будет сложно, поскольку это популярный и распространенный образ, тем более что ответчик работает на рынке детских товаров», — замечает юрист.

По его словам, для суда также будет важно, впервые ли совершено нарушение. «Помимо Свинки Пеппы у «Симбата» есть куда более неприятный иск — не по сумме, а по бренду, — от британской компании Chesterson LLP, — напоминает Анатолий Семенов, эксперт по интеллектуальной собственности. — Хотя в карточке дела предмет иска и не указан, несложно догадаться, что, скорее всего, речь идет ни много ни мало о самом названии компании — у Chesterson LLP есть действующий товарный знак «Симбат».

Лидер контрафакта

Сфера игрушек входит в топ-3 самых подверженных контрафакции, напоминает Роман Лукьянов: «Обычно это более очевидные нарушения. В подавляющем большинстве случаев ответчики из розницы. Тысячи исков, и это не считая досудебного урегулирования».

По оценкам исследовательской компании NPD, оборот рынка игрушек в России составил в 2018 году 105–110 млрд руб. «NPD анализирует продажи крупной розницы и на базе этих данных дает оценку всего рынка, — раскрывает методологию исследования Ирина Седова, эксперт рынка игрушек российского отделения NPD. — Доля игрушек, которые выпускают российские компании, в первом полугодии 2019 года составила около 24%».

В том, что значительная доля этих изделий контрафактные, убежден Юрий Вопилов, генеральный директор юридической компании BrandMonitor, которая помогает правообладателем выявить случаи незаконного использования бренда: «Долю контрафакта на рынке игрушек никто достоверно пока не оценивал, но, по нашим первичным данным, она может варьироваться от 40 до 60%. Чем выше популярность мультипликационного произведения, тем чаще встречаются его нелегальные реплики. Не всегда продавцы даже знают происхождение своего товара. Культура проверки поставщиков у нас низкая, многие продают подделки не специально, а по незнанию и неопытности».

Интерес недобросовестных производителей к контрафакту понятен. Товары по мотивам мультсериалов пользуются большой популярностью, а аналогичные игрушки, произведенные российскими компаниями, продаются лучше иностранных по более низкой цене. «На лицензионные продукты приходится около 22% продаж игрушек, — комментирует Ирина Седова. — Самые популярные лицензии в игрушках среди персонажей с TV/DVD-контентом сейчас — «Сказочный патруль», «принцессы Disney» и Beyblade». Эксперт отмечает, что доля игрушек с зарубежными лицензиями в России постепенно снижается, а отечественных — растет: узнаваемость у многих персонажей не хуже, чем у западных, а стоят лицензии часто дешевле.

По данным Ассоциации предприятий индустрии детских товаров, в 2019 году по делам о контрафакте прошло 4265 судов, причем британская свинка опережает всех по количеству дел, их было 1270. На втором месте персонажи мультсериала PJ Masks, права на которых принадлежат той же Entertainment One, на третьем — Angry Birds финской Rovio Entertainment Corporation LLC. Российские компании тоже активно борются с контрафактом. Правообладатели «Маши и Медведя» и «Лунтика» подали более 680 исков в текущем году.

РБК

11.10.2019

<< Назад к списку новостей

© Юридическая компания ГЕНЕЗИС 2009 г.
Дизайн сайта: Вера Мехонцева и Александр Самарин

620026 г. Екатеринбург, ул. Бажова, д. 193, офис 700
620075 г.Екатеринбург ул.Мамина Сибиряка, д.101, 8 этаж (БЦ "Манхэттен")

 тел.:+7 (343) 317-29-49, 382-85-86, 345-65-68

115088 г. Москва ул.1ая Дубровская 13 "а" стр.1

тел.:+7 (495) 142-75-45

Электронный адрес: