Личный кабинет



Protective trust vs Наследственный фонд

Российское наследственное право сформировалось давно и изначально не предусматривало возможность передачи бизнес-активов по наследству, не предусматривало полноценный механизм управления такими активами и уж тем более в нем не было защитного механизма от возможного неразумного поведения нового владельца. С целью реализации все вышесказанного владельцы крупных активов ранее активно использовали для наследственного планирования зарубежные трасты и фонды. Доверительное же управление как таковое конечно известно российскому правосознанию, однако не получило широкого распространения в правоприменительной практике.

Англо-саксонская система права, в частности законодательные системы Великобритании и США давно используют институт наследственного траста в том числе с возможностью избежать «прямой» передачи имущества наследникам по какой либо причине, однако при этом не лишая их средств к существованию.

Такой институт наследственного траста именуется protective trust (защищенный траст) и spendthrift trust (противорасточительный траст)

В условиях protective trust, учредитель траста наследодатель (settlor или testator) может  использовать данный  вид траста в трех случаях:  во-первых, для предотвращения того, что бы бенефициар-наследник стал обладателем права собственности на имущество траста , ввиду того что он не  достаточно надёжен  (например страдает какой-либо зависимостью или болезнью, влекущих ограниченную правоспособность), во-вторых, чтобы не допустить обращения взыскания на данную собственность в случае банкротства  учредителя траста, в-третьих,  для налоговых или иных целей административного регулирования.

В английском праве существует специфика данного вида траста, которая способна разрушить его основную «защитную функцию», а именно  - существует принцип признания права бенефициаров которые действуют единогласно, в изменении условия траста и намерения  завещателя или учредителя  траста. Например бенефициарами 100% голосов может быть принято решения реализовать имущество траста и разделить его денежный эквивалент между собой  (ключевое судебное решение в английском праве- Saunders v Vautier)

Однако в законодательстве  США  принцип  и возможности Saunders v Vautier не работают, а защитная функция траста реализовывается в форме противорасточительного  траст (spendthrift trust). В указанных условиях бенефициары не имеют права менять условия траста.

Законы о трасте почти всех штатах США разрешают формирование трастов с так называемыми spendthrift условиями, которые в той или иной степени защищают активы траста от кредиторов и супруга  бенефициара- наследника. Типичный закон о Spendthrift Trust это закон Оклахомы §60-175.25.

Итак, spendthrift trust - cоглашение, которое создается с целью предоставления средств на содержание другого лица,  имеющее «защитную функцию» от неосторожности, расточительности и неспособности бенефициара-наследника управлять финансовыми делами. Например, учредитель учреждает spendthrift trust для своего сына-игромана, который тратит деньги неразумно, не думая о будущем. По условиям траста в 400 000 долларов, которым управляет   доверительный управляющий (trustee), сын получает 15 000 долларов в год. Так же  могут быть предусмотрены любые условия, ограничивающие  выплату дохода бенефициару.

Такие трасты не ограничивают права кредиторов бенефициара-наследника на имущество (доход), полученное  от доверительного управляющего (trustee). При этом кредиторы не могут понудить доверительного управляющего платить им напрямую. Это означает, что любой из кредиторов  может требовать передачи им денежных средств, которые бенефициар-наследник уже получил, с целью удовлетворения своих требований. Однако требования кредиторов относительно будущих доходов бенефициара-наследника ограничены. Кредиторы бенефициара-наследника не могут получить 15 000 долларов, которые бенефициар-наследник должен получить в следующем и последующем годах, до момента фактического получения. С помощью указанной гарантии бенефициар-наследник защищается  в некоторой степени  от злоупотребления со стороны кредиторов и доведения себя до крайней степени обнищания.

Spendthrift trust может устанавливаться на всю продолжительность жизни бенефициара-наследника или ограничиваться определенным периодом.

Важно отметить, что учредитель траста не может создать такой  spendthrift trust  в отношении самого себя.   Иное предоставило бы недобросовестным лицам возможность скрыть имущество в случае банкротства и ввести кредиторов в заблуждение.

В некоторых штатах есть понятие для кредиторов бенефициара-наследника  как «дополнительные выплаты»  (surplus income). Так кредиторы могут претендовать на доход бенефициара-наследника, который превышает сумму необходимую для его существования. Необходимая к существованию сумма бенефициара-наследника  устанавливается в судебном порядке. Такие «дополнительные выплаты» производятся доверительным управляющим кредитору напрямую. В некоторых штатах приняты законы, устанавливающие процент от дохода бенефициара-наследника, который освобождается от требований кредиторов.

Во многих штатах в доктрине spendthrift trust присутствуют лица, которые могут получать доход бенефициара-наследника вместо него. К таким лицам относятся лица, которых бенефициар обязан содержать в силу закона или договора:  супруг(а) и дети; лица,  оказывающие необходимые личные услуги бенефициару-наследнику, например  врач; и т.д. Стоит отметить, что требования к  бенефициару-наследнику, возникающие из причинения вреда, также как государственные обязанности в виде уплаты налогов  не являются объектом  условий spendthrift trust.

В некоторых штатах, в ситуациях, когда с бенефициара-наследника взысканы алименты, доверительного управляющего не могут понудить к выплате полной суммы алиментов до тех пор, пока суд, обладающий юрисдикцией в отношении траста, не примет соответствующее решение.

 Федеральным законом от 29.07.2017 N 259-ФЗ "О внесении изменений в части первую, вторую и третью Гражданского кодекса Российской Федерации" предусматривается возможность создания после смерти наследодателя наследственного фонда. Решение о создании наследственного фонда принимается гражданином при составлении им завещания и должно содержать сведения об учреждении наследственного фонда после смерти этого гражданина, об утверждении этим гражданином устава наследственного фонда и условий управления наследственным фондом, о порядке, размере, способах и сроках образования имущества наследственного фонда, лицах, назначаемых в состав органов данного фонда, или о порядке определения таких лиц.  

Такой фонд позволит обезопасить наследственное имущество, поможет защитить бизнес от недобросовестных партнеров, подстраховать неопытных или не желающих управлять семейным капиталом наследников. Годится он и для благотворительных проектов наследодателя. Например, можно предусмотреть, чтобы средства из фонда расходовались в интересах развития университета или поддержания молодых ученых.

Наследственный фонд фактически формируется и начинает функционировать только после смерти его основателя. Юридически именно фонд становится наследником. Однако выгодоприобретатели фонда – те, кому предназначены активы, – могут пользоваться им на условиях, заранее придуманных основателем фонда.

В течение трех дней с момента открытия наследственного дела нотариус передает документы в налоговый орган на регистрацию фонда. Таким образом, все указанное в завещании имущество оказывается в наследственном фонде в указанные при составлении завещания сроки.

Фонд может создаваться бессрочно или на фиксированный срок – как пожелает наследодатель. Он же при жизни назначает единоличный либо коллегиальный исполнительный орган для управления наследственным фондом. В него могут входить любые доверенные лица наследодателя.

Наследодатель также назначает выгодоприобретателей фонда, которые получают выплаты из имущества или из доходов от деятельности фонда. Ими могут быть и родственники, и абсолютно посторонние люди, не являющиеся наследниками по закону, и любые организации.

Выгодоприобретатели не смогут участвовать в управлении фондом, но могут контролировать его деятельность.

Решаются так же проблемы так называемого «лежачего наследства», когда имущество и любые активы фактически «замораживаются» на полгода. Именно столько проходит с момента кончины человека до дня получения свидетельства о вступлении в наследство его родственниками. За этот период с бизнесом может произойти что угодно, и этой «неразберихой» зачастую пользуются конкуренты. Новый инструмент позволяет не только сохранить, но и развивать бизнес путем передачи его фонду.

Осталось сказать о последнем моменте: наследственный фонд для простых людей мало интересен. У них нет крупного бизнеса и таких накоплений, чтобы после смерти требовалось создавать специальную организацию, которая бы сохраняла и преумножала капиталы.

Для обычных граждан интереснее оказалось бы принятие законопроекта об обязательной продаже недвижимости, доставшейся в наследство нескольким собственникам. Он был внесен на рассмотрение Госдумы еще весной 2016 г., и если бы был принят, то меньше стало бы семейных склок и мошеннических схем, когда один из владельцев жилья с унаследованной в квартире долей выживает с жилплощади остальных.

Таким образом, мы видим попытку через законодательное решение скромно заимствовать институт траста (доверительного управления)  и внедрить его в правовую систему РФ в раздел наследственного права. При этом действует тенденция,  которая взяла свое начало ещё пару столетий назад на объединение таких, казалось бы, разных правовых систем как континентальная система гражданского права и система общего права (common law и equity law) присущая англо-саксонской правовой семье.

Однако даже при поверхностном сравнении видно насколько широко урегулирован институт доверительного управления при наследстве в системе США и Англии  по таким аспектам траста как банкротство. При этом данный вопрос при применении российского наследственного фонда остался открытым. Проработанными с т.з. англо-американского законодательства являются так же проблемы реализации прав как кредиторов доверительного управляющего (trustee), так и  лиц, которых бенефициар-наследник обязан содержать по закону. Наиболее интересным вопросом является вопрос личной имущественной ответственности и смерти наследника. Что будет происходить с самим наследственным фондом и его активами? Вправе ли наследник определять его судьбу на случай своей кончины? Как будут рассматриваться вопросы оспаривания действий управляющего фондом и пределы его ответственности? Большинство указанных аспектов доверительного управления в российском наследственном фонде не ясны и законодательно не урегулированы.

Кроме того, стоит отметить, что институт доверительного управления при наследстве в англо-саксонской правовой системе уже прошел проверку временем  и набрал достаточное количество судебных прецедентов, что бы говорить о правовой определенности и «спокойствии» наследодателя за судьбу наследства под доверительным управлением. Кроме того отлажен механизм судебной защиты как действий доверительного управляющего, так и бенефициара-наследника.

В условиях фрагментарного заимствования  института наследственного траста правовой системой РФ,  на мой взгляд пока данный механизм не получит широкого распространения по причине отсутствия понимания его работы в рамках правового поля (элементарно, учредитель наследственного фонда, ввиду собственной смерти, не сможет реализовать защиту активов и вовремя отреагировать на угрозы, например в случае признания распоряжения о создании наследственного фонда недействительным), а так же отсутствия  судебной практики. Те пионеры, которые рискнут использовать наследственный фонд РФ, скорее всего не будут «складывать яйца в одну корзину» и дифференцируют нахождение активов как под юрисдикцией англо-саксонской правовой системы, так и под российской юрисдикцией.

Пресс-служба Юридической компании "Генезис"

14.03.2019

<< Назад к списку новостей

© Юридическая компания ГЕНЕЗИС 2009 г.
Дизайн сайта: Вера Мехонцева и Александр Самарин

620026 г. Екатеринбург, ул. Бажова, д. 193, офис 700
620075 г.Екатеринбург ул.Мамина Сибиряка, д.101, 8 этаж (БЦ "Манхэттен")

 тел.:+7 (343) 317-29-49, 382-85-86, 345-65-68

115088 г. Москва ул.1ая Дубровская 13 "а" стр.1

тел.:+7 (495) 142-75-45

Электронный адрес: