Личный кабинет



Проблемы судебной защиты по взысканию санкций за нарушение в договорах перевозки условия о конфиденциальности

В статье хотели рассмотреть казуистику в судебной практике, которая возникает в связи с рассмотрением споров в договорах перевозки груза в части установления положений о конфиденциальности и применения санкций за её нарушение. Основным моментом здесь является трактовка содержания договора судом и его отнесения либо к договору на организацию перевозок, либо к договору на перевозку груза, либо к  договору транспортной экспедиции.

В деле № А60-69190/2017 истец обратился в Арбитражный суд Свердловской области с иском о взыскании с ответчика штрафа, начисленного по основаниям, указанным в договоре перевозки груза и заявке, за размещение в сети Интернет сведений, содержащих коммерческую тайну. В данном примере за размещение ответчиком двух сообщений в сети Интернет истцом был начислен штраф в сумме 40 000 рублей. В качестве схожего примера приведем дело, которое рассматривалось Арбитражным судом Ханты-Мансийского автономного округа – Югры № А75-19942/2017, в ходе которого рассматривалось исковое заявление о взыскании 20 000 рублей – штрафа по договору, на основании которого ответчик обязался доставить вверенный ему истцом груз в пункт назначения и выдать его управомоченному на получение груза лицу (получателю).

В приведенном примере истец обнаружил, что в сети Интернет ответчиком было размещено сообщение следующего содержания: «От фирмы «…», ИП Неоплата перевозки Не связывайтесь с этой фирмой!!! Не оплачивают рейсы!!! Сроки оплаты давно вышли... Фирма «…» на которую привозил мебель из Кургана деньги перечислила за перевозку, а «…» рейс не оплачивает перевозчику! Рассказывают какую то ерунду про то что им крупные заказчики не перечисляют деньги, а счет общий... Вобщем чушь полная! Отказываются отдать подписанный акт выполненных работ... Сейчас в рейсе, некогда с ними воевать, но по приезду видимо буду обращаться в контролирующие органы...Нельзя спускать это на тормозах, даже если цена вопроса 8000 рублей, всего то. Отмечена фирма «…», ООО По документам: «…»». Наличие в сети Интернет указанного сообщения было подтверждено протоколом осмотра доказательств, составленным временным исполняющим обязанности нотариуса.

Условия о конфиденциальности в каждом приведенном примере дел были одинаковыми, а сформулированы они были следующим образом: «Любая производственная, финансово-экономическая и иная информация, полученная каждой стороной от другой стороны в связи с договором, считаются информацией, составляющей коммерческую тайну, за исключением информации, к которой есть свободный доступ на законном основании. Сторона, получившая информацию, обязуется использовать ее как конфиденциальную и не предоставлять ее прямо или косвенно другим лицам для каких-либо целей, а также не использовать, не копировать, не обнародовать, в том числе в сети Интернет, на сайтах, указанных в договоре. В случае нарушения указанных положений сторона, нарушившая конфиденциальность, обязана уплатить другой стороне штраф в размере 20 000 рублей в течение трех дней с момента заявления требований».

Суд, вынося решение, трактовал данную формулировку договора как попытку истца установить режим коммерческой тайны на отношения с ответчиком.

Для того, чтобы правильно применять положения о конфиденциальности в договорах, необходимо сначала обратиться к Федеральному закону № 98-ФЗ от 29.07.2004 «О коммерческой тайне».

 В ст. 3 данного Федерального закона под режимом коммерческой тайны понимается режим конфиденциальности информации, позволяющий ее обладателю при существующих или возможных обстоятельствах увеличить доходы, избежать неоправданных расходов, сохранить положение на рынке товаров, работ, услуг или получить иную коммерческую выгоду.

К информации, подпадающей под определение «коммерческая тайна», относятся сведения любого характера (производственные, технические, экономические, организационные и другие), в том числе о результатах интеллектуальной деятельности в научно-технической сфере, а также сведения о способах осуществления профессиональной деятельности, имеющей действительную или потенциальную коммерческую ценность. При этом данная информация не находится в свободном доступе и не предоставляется третьим лицам (например, конкурентам).

В ст. 10 указанного Федерального закона говорится о том, что  режим коммерческой тайны считается установленным после принятия обладателем информации, составляющей коммерческую тайну, мер по охране конфиденциальности информации, например, определение перечня информации, составляющей коммерческую тайну, ограничение доступа к такой информации, учет лиц, получивших доступ к такой информации, регулирование отношений по использованию информации, составляющей коммерческую тайну, нанесение на материальные носители, содержащие такую информацию, или включение в состав реквизитов документов грифа «Коммерческая тайна» с указанием обладателя такой информации.

Указанный Федеральный закон не приводит список конкретных сведений, представляющих коммерческую тайну, при этом в ст. 5 данного закона перечислена информация, которая не может быть отнесена к коммерческой тайне. К такой информации можно отнести, например, сведения, содержащиеся в учредительных документах юридического лица, в документах, дающих право на осуществление предпринимательской деятельности, о составе имущества государственного или муниципального унитарного предприятия, государственного учреждения и об использовании ими средств соответствующих бюджетов и т.д.

Как правило, порядок работы с информацией, представляющей коммерческую тайну, закрепляется и утверждается в локальном нормативном акте организации.

В ст. 3 Федерального закона «О коммерческой тайне» также сказано, что под разглашением коммерческой тайны понимается действие или бездействие, в результате которых информация, составляющая коммерческую тайну, в любой возможной форме (устной, письменной, иной, в том числе с использованием технических средств) становится известной третьим лицам без согласия обладателя такой информации либо вопреки трудовому или гражданско-правовому договору. За разглашение коммерческой тайны, а также за получение сведений незаконными методами ст. 14 данного закона предусмотрена ответственность.

В приведенных примерах суд пришел к выводу о том, что доказательств введения режима коммерческой тайны в установленном законом порядке истцом представлено не было, а также истец не доказал, что размещенная ответчиком информация нарушает режим конфиденциальности, относится к режиму коммерческой тайны.

Указание в договоре о том, что любая производственная, финансово-экономическая и иная информация, полученная каждой стороной от другой стороны в связи с договором, считаются информацией, составляющую коммерческую тайну, - не является основанием отнесения такого рода информации к коммерческой тайне.

Из анализа представленных текстов сообщений, размещенных ответчиком в сети Интернет, суд установил, что данные сообщения содержали просьбу оплатить услуги по перевозке в рамках заявки. При этом каких-либо сведений о содержании названной заявки, стоимости услуг и иных сведений, позволяющих ее обладателю при существующих или возможных обстоятельствах увеличить доходы, избежать неоправданных расходов, сохранить положение на рынке товаров, работ, услуг или получить иную коммерческую выгоду, данные сообщения не содержали. Ввиду отсутствия в договоре указаний на конкретный перечень сведений, в отношении которых может быть установлен режим коммерческой тайны, истцом был не доказан и факт нарушения ответчиком данного режима.

На сегодняшний день информация о рассматриваемых судами делах является открытой. Судебные акты о размерах взыскиваемых сумм, существе поданных исков, обстоятельствах спора размещаются судами в установленном порядке в сети Интернет. В связи с чем сведения о долге истца перед ответчиком не подпадают по своему существу под режим конфиденциальности, обозначенный сторонами в договоре. Основания для взыскания договорного штрафа отсутствуют.

В деле № А75-19942/2017 ответчик привел довод о том, что спорный договор являлся незаключенным, а между сторонами сложились фактические правоотношения на оказание услуг по перевозке груза, так как отсутствовала согласованная и подписанная сторонами форма заявки.  Данный довод был отклонен судом. Суд исходил из ч. 5 ст. 8 ФЗ № 259 от 08.11.2007 «Устав автомобильного и наземного городского электрического транспорта», в котором сказано, что договор перевозки груза может заключаться посредством принятия перевозчиком к исполнению заказа, а при наличии договора об организации перевозок грузов - заявки грузоотправителя.  

Довод истца о том, что стороны вправе заключить непоименованный договор на основании п. 2 ст. 421 ГК РФ, и положениями договора определить условия сохранения тайны при исполнении договора и неразглашении информации, судом был также отклонен.

Суд обратил внимание, на тот случай, если одна из сторон договора полагает, что при нарушении своих прав действиями другой стороны договора, пострадала ее деловая репутация, эта сторона вправе определить надлежащий способ защиты права  и обратиться в суд с отдельным иском к другой стороне договора.

Примечательно, но дело с поразительно схожими обстоятельствами, стало предметом рассмотрения Арбитражного суда Пермского края, при этом суд пришел к противоположным выводам.

Дело № А50-44629/2017, которое рассматривал Арбитражный суд Пермского края, можно привести в качестве примера положительной судебной практики.

Между  истцом (заказчиком) и ответчиком (исполнителем) были заключены договоры – заявки на перевозку груза. При этом суд исследуя правовую природу договоров пришел к выводу, что данные договоры являются договорами транспортной экспедиции.

По смыслу ст. 785, 798 ГК РФ, а также п. 5 ст. 8 Федерального закона «Устав автомобильного транспорта и городского наземного электрического транспорта», договор организации перевозок и договор перевозки являются различными видами договоров с различным предметом и различными существенными условиями. Из анализа договоров - заявок на перевозку груза следует, что стороны правоотношений определили оказываемые услуги как экспедиционные. Таким образом, содержащиеся в деле доказательства свидетельствуют о заключении сторонами договора организации перевозки груза, который исходя из его условий, является договором транспортной экспедиции (ст. 801 ГК РФ).

Как следует из этих договоров – заявок  все  условия настоящих заявок и перевозок являются конфиденциальными и составляют коммерческую тайну. За разглашение любой из указанной информации исполнитель на основании письменного требования обязан выплатить заказчику штраф в размере стоимости перевозки. Настоящим положением договора определен режим коммерческой тайны между заказчиком и исполнителем.

Но вопреки условиям договоров – заявок, в сети Интернет ответчиком была размещена информация по осуществленным перевозкам: о дате и месте погрузки (разгрузки) груза, о цене и условиях оплаты, данные автомобиля, а также паспортные данные водителя, чем была нарушена конфиденциальность и коммерческая тайна.

Ссылаясь на нарушение ответчиком условий договоров, истец обратился в арбитражный суд с исковым заявлением о взыскании штрафа, предусмотренного договорами-заявками на перевозку груза в сумме 39 200 рублей. 

Ответчик, представил отзыв на иск, в котором просил в удовлетворении исковых требований отказать, ссылаясь на то, что сторонами было не соблюдено требование простой письменной формы для договора перевозки, в связи с чем,  не обоснована ссылка истца на условие договора в части взыскания штрафных санкций. 

Кроме того, ответчиком было заявлено о том, что на основании п. 3 ч.  ст.39 АПК РФ данное дело должно быть передано на рассмотрение по подсудности в Арбитражный суд Ивановской области.

Суд отказал ответчику в удовлетворении данного ходатайства в силу следующего.  В соответствии со ст. 35 АПК РФ иск предъявляется в арбитражный суд субъекта Российской Федерации по месту нахождения или месту жительства ответчика.

Указанной нормой установлено общее правило территориальной подсудности споров, подведомственных арбитражному суду.

В силу ст. 37 АПК РФ подсудность, установленная ст. 35, 36 указанного Кодекса, может быть изменена по соглашению сторон до принятия арбитражным судом заявления к своему производству. В этом случае дело подлежало рассмотрению тем арбитражным судом, который стороны определили в заключенном ими соглашении.

В договорах-заявках, заключенных между истцом и ответчиком, на перевозку груза установлено, что все споры по договору между сторонами рассматриваются в Арбитражном суде по месту нахождения заказчика, который находится в г. Пермь.

Таким образом, оснований для передачи дела по подсудности в данном случае не имелось.

Согласно позиции суда первой инстанции требования истца подлежат удовлетворению лишь частично. Суд полагал, что ответчик, подписавший договоры - заявки обязался соблюдать условия, предусмотренные договорами.

В сети Интернет ответчиком были размещены договоры – заявки, что ответчиком и не отрицалось. При таких обстоятельствах, истцом обосновано была применена ответственность, предусмотренная  договорами - заявками.

Суд установил, что ответчиком в рамках заключенных договоров – заявок были оказаны услуги по перевозке груза, однако, оплаты за оказанные услуги в сроки, установленные в договорах – заявках, от заказчика не последовали, в связи с чем, в сети Интернет была размещена информация о неоплате и спорные договоры – заявки.

Как следовало из представленного истцом платежного поручения, денежные средства в сумме 39 200 рублей были перечислены ответчику. Размер штрафной санкции был равен размеру оплаты оказанных предпринимателем услуг, то есть фактически услуги по перевозке груза для истца были бы оказаны бесплатно, что является явно несоразмерным последствием нарушения обязательства. Суд также учел, что спорные договоры – заявки были размещены уже после оказания услуг по перевозке груза, в связи с чем, размещение указанной в них информации не повлекло никаких негативных последствий, поскольку информация, касающаяся конкретных перевозок, перестала быть актуальной.

Таким образом, приняв во внимание фактические обстоятельства дела, отсутствие вредных последствий допущенного ответчиком нарушения, не повлекшего причинение истцу реальных убытков, суд, руководствуясь принципами разумности и соразмерности, необходимости соблюдения баланса интересов сторон, пришел к выводу о возможности применения ст. 333 ГК РФ и уменьшения размера начисленного истцом штрафа до 10 000 рублей.

Доводы ответчика о том, что сторонами не была соблюдена простая письменная форма договора, что свидетельствует, по мнению ответчика, о его недействительности, отклонились судом как не основанная на нормах ст. 159, 161 ГК РФ.

Кроме того, представленные договоры-заявки на перевозку груза были подписаны уполномоченными лицами истца и ответчика и скреплены печатями обеих сторон.

Также суд учитывал, что, несмотря на данные доводы, спорные договоры – заявки были ответчиком исполнены.

После Семнадцатый арбитражный апелляционный суд пришел к выводу, что судом первой инстанции верно отмечено, ответчик, подписавший договоры - заявки, обязался соблюдать условия о конфиденциальности, предусмотренные договорами.

Стороны спорных договоров-заявок установили, что конфиденциальными являются именно условия этих договоров, которые составляют коммерческую тайну, и исполнитель (ответчик) несет ответственность в виде штрафа за разглашение любой информации, указанной в конкретных заявках, подписанных, в том числе, и ответчиком. Таким образом, ссылка ответчика на то, что ни одно из сведений, заявленных истцом, не относится к коммерческой тайне, поскольку сам истец размещает информацию в сети Интернет, отклоняется как несостоятельная, учитывая, что истец размещает сведения, необходимые для заключения заявки, а не конкретные условия заключенных заявок.

Анализ судебной практики по вопросу о положениях конфиденциальности в договорах позволяет прийти к более правильной формулировке этих положений. От формулировок «Коммерческая  тайна» все же лучше уходить, так как в последнем приведенном примере основным все же было то, что договоры – заявки были опубликованы полностью с содержанием всех сведений.

Таким образом, в договор можно включить следующую формулировку:

«Любая производственная, финансово-экономическая, бухгалтерская, иная информация, полученная Стороной от другой Стороны в связи с исполнением Договора, а так же информация, связанная с расчетами по Договору и спорами относительно расчетов, до момента вступления в законную силу судебного акта, считается конфиденциальной информацией.

Сторона, получившая конфиденциальную информацию, обязуется не разглашать ее прямо или косвенно другим лицам для каких бы то ни было целей, а также не использовать, не копировать, не обнародовать такую  информацию, в том числе в сети Интернет.

Стороны Договора определили условия сохранения конфиденциальности при исполнении договора и неразглашения информации по смыслу ст. 421 ГК РФ, в части свободы установлении своих прав и обязанностей на основе договора и в определении любых не противоречащих законодательству условий договора.

В случае нарушения вышеуказанных положений Договора, нарушившая конфиденциальность Сторона обязана уплатить другой Стороне штраф в размере 20 000 (двадцати тысяч) рублей в течение З-х дней с момента заявления требований, согласно ст. 394 ГК РФ на основании  принципа свободы договора, за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательств, в случае установления факта нарушения условий соглашения о конфиденциальности».  

Касаемо споров о подсудности в приведенных примерах, хотелось бы порекомендовать следующее, основной договор лучше делать как договор на организацию перевозок или договор транспортной экспедиции. Это позволит сохранить договорную подсудность. Также можно делать разовые договоры-заявки, как это сделали стороны договора в третьем примере, в которых лучше прямо указывать, что это договоры транспортной экспедиции.

Пресс-служба ЮК Генезис

14.03.2019

<< Назад к списку новостей

© Юридическая компания ГЕНЕЗИС 2009 г.
Дизайн сайта: Вера Мехонцева и Александр Самарин

620026 г. Екатеринбург, ул. Бажова, д. 193, офис 700
620075 г.Екатеринбург ул.Мамина Сибиряка, д.101, 8 этаж (БЦ "Манхэттен")

 тел.:+7 (343) 317-29-49, 382-85-86, 345-65-68

115088 г. Москва ул.1ая Дубровская 13 "а" стр.1

тел.:+7 (495) 142-75-45

Электронный адрес: